Медная XXX-летка

Irina Dorokhova | Август 22, 2017 | Просмотров: 817

В России на стадии проектирования и строительства находятся четыре очень крупных медных проекта: Быстринский ГОК (основной владелец – «Норникель»), Томинский ГОК (РМК Игоря Алтушкина), Удокан («Металлоинвест» Алишера Усманова) и Песчанка (Millhouse Романа Абрамовича). Три из четырех проектов рассчитаны на более чем тридцать лет отработки (Томинский ГОК изначально тоже), три из четырех проектов (кроме Быстринского), предположительно, будут перерабатывать около 30 млн тонн руды в год. Три из четырех проектов (кроме Томинского) находятся в удаленных от инфраструктуры и потребителей территориях и требуют для своей реализации помощи со стороны государства. Собственники всех четырех проектов ведут переговоры друг с другом по поводу участия в проектах. Все четыре проекта сложны геологически.

Быстринский

Самый близкий к запуску проект – Быстринский ГОК «Норникеля» в Забайкальском крае: официальный старт предприятия запланирован в четвертом квартале 2017 года. Проект рассчитан на 34 года, его годовая производительность – 10 млн тонн руды в год.

Именно производительность вызывает у отраслевых специалистов больше всего вопросов: опрошенным MINEX экспертам предполагаемая мощность предприятия показалась слишком низкой для таких запасов.

Возможная причина именно такой производительности — высокий коэффициент вскрыши: в характеристиках проекта использовались коэффициенты вскрыши от 9,06 т/т до 13,68 т/т для разных карьеров. Если увеличить производительность фабрики, взлетают капзатраты и на более мощную технику, и на вскрышу. «Быстринское – это скарн, такие месторождения практически не отрабатываются, поскольку скарны образуют отдельные, относительно небольшие рудные тела порою со значительно отличающимися характеристиками руд. Требуется извлекать огромное количество пустой породы, чтобы до них добраться, что ставит под вопрос экономику проекта, – объяснил эксперт в отрасли. — Из публикаций компании непонятно, какую долю в подсчитанных запасах составляют собственно скарны, а какую – меднопорфировые руды. Если судить по тому, что в запасах учтены магнетитовые железные руды  и в немалых объемах, можно предположить, что скарны составляют значительную долю в запасах».

Быстринский карьер

То, что Быстринское – это скарн, отмечается в российских научных публикациях. В документах«Норникеля» говорится, что месторождение относится к типу Iron Oxide Copper Gold (IOCG).

В годовом отчете за 2016 год «Норникель» отметил, что «оптимизация параметров карьера позволила значительно сократить вскрышные работы». Насколько «значительно», в отчете не говорится.

Относительная изолированность рудных тел, если судить по материалам компании, потребует особо тщательного подхода к планированию горных работ и поддержанию постоянного качества товарной руды: «Экскаваторы будут порхать по карьерам, как бабочки», — отшутился знакомый с ситуацией источник. Месторождение будет отрабатываться двумя, а затем четырьмя карьерами. Предположительно, на руднике будут работать 10 экскаваторов по вскрыше (емкость ковша – 20 куб. м.) и четыре экскаватора по руде (емкость ковша – 5,2 куб.м.).

Возможно, компания все же решила бы увеличить объемы капзатрат ради роста выручки, если бы у нее было на это больше денег. «Норникель» в течение нескольких лет договаривался сначала с ВТБ ($1 млрд), затем с «Внешэкономбанком» (около $870 млн), однако обе сделки не состоялись. В итоге в мае 2016 года компания привлекла у Sberbank CIB кредитную линию на принципах проектного финансирования на общую сумму 800 млн сроком на восемь лет. Еще $100 млн в проект были привлечены за счет продажи 13,3% китайскому консорциуму Highland fund. Таким образом, весь проект был оценен примерно в 752 млн. Переговоры с другими потенциальными участниками к сделкам не привели. До конца 2017 года еще 36,66% купит фонд CIS Natural Resources, который контролируются господами Потаниным и Березкиным. Если сумма сделки будет рассчитана по аналогии с китайской сделкой, фонд заплатит $275,7 млн. Общий объем инвестиций, по данным пресс-службы, составил около 90 млрд рублей (около $1,5 млрд). Таким образом, привлеченных денег (с учетом как минимум собственных 30% от суммы финансирования) примерно хватает, чтобы покрыть планируемые капзатраты.

Чтобы снизить свои капзатраты, «Норникель» создал ГЧП, в рамках которого финансировалось строительство ЛЭП 220 kV. Так как «Норникель» опасался, что к запуску Быстринского ЛЭП еще не будет готова, то договорился с сетевой компанией о том, что построит линии электропередач за свои деньги, а затем ФСК выкупит их: «Общий объем инвестиций «Норникеля» в ЛЭП составил  около $130 млн (9 млрд руб.). Эти линии электропередач будут выкуплены ПАО «ФСК ЕЭС» за указанную сумму», — объяснили в пресс-службе «Норникеля».

Для финансирования железной дороги до рудника Российский инвестфонд внес 75% капзатрат, «Норникель» — 25%. «Соответственно, часть объектов будет в собственности государства, часть – в собственности Норникеля. В 2018 году объекты, принадлежащие государству, будут переданы в безвозмездное пользование «Норникелю», — объяснили в пресс-службе.

Несмотря на геологические, горно-инженерные и финансовые риски, «Норникель считает проект привлекательным для себя. В презентации «Норникеля» за 2015 год говорится, что «внутренняя норма доходности проекта (в средних спотовых макроусловиях за апрель 2015 года)» составляет > 30%. Прибыльность по EBITDA – 40-50%. «На данном этапе развития «Норникель» планирует сохранить за собой контроль над Читинским проектом», — отметили в пресс-службе компании.

Томинский

«Русская медная компания» решила сократить срок отработки и увеличить производительность рудника на Томинском ГОКе с 14 до 28 млн тонн в две очереди. Даже с учетом роста запасов с 434,5 млн тонн (месторождения Томинское и Калиновское, данные ОВОС) до нынешних официально объявленных 553,8 млн тонн, срок отработки месторождения сократился с 31 до примерно 20 лет.

По-видимому, увеличение производительности позволит улучшить экономику проекта и компенсировать затраты, которые РМК понесет под давлением экологической общественности.

Томинское – медно-порфировое месторождение со средним содержанием меди 0,4%. Но в нем также есть окисленные руды. Ранее предполагалось, что компания будет перерабатывать их кучным выщелачиванием, а затем производить катодную медь. По данным ОВОС, объем переработки составлял 1,74 млн тонн руды в год, срок работы линии – 15 лет, что дает общий объем окисленной руды в 26,1 млн тонн руды (около 6% от ранее заявленных запасов).

После экологических протестов и опасений по поводу присутствия сернокислотного производства рядом с питьевым Шершеневским водохранилищем, компания решила изменить технологическую схему.

Один из вариантов — добавлять окисленную руду к сульфидной во флотационный процесс. «В карьере сверху находится руда окисленная, а чуть ниже — сульфидная, то есть изначально верхнюю мы планировали отправить на гидрометаллургию, а нижнюю на фабрику. Теперь же вся руда пойдет совместно на обогатительную фабрику», — подтвердила в интервью gazeta.ru в июле 2017 года директор управления экологии, охраны труда и промышленной безопасности РМК Наталия Гончар.

Проблема в том, что окисленная руда практически не флотируется. На Актогае в Казахстане, например, ее перерабатывают отдельно именно по технологии кучного выщелачивания. Добавлять окисленную руду во флотационный процесс можно не более 5%. В противном случае резко упадет извлечение, что при низких содержаниях Томинского грозит экономической несостоятельностью всему проекту.

При объеме производства в 14 млн тонн, доля окисленной руды (если брать в расчетах цифру в 1,74 млн тонн в год) составит 12,4% — значительно выше допустимого предела. При объеме производства в 28 млн тонн, доля окисленной руды падает до 6,2%. Но даже в этом случае компании придется тщательно планировать горные работы и рассчитывать шихтование больших объемов руды.

Окисленные руды Томинского сложны для обогащения еще и тем, что они глинистые. Если добавлять их в процесс, количество используемых реагентов может вырасти в три-четыре раза. Как следствие, вырастет и себестоимость производства.

Между тем, в ответе на запрос MINEX пресс-служба компании сообщила, что «АО «Томинский ГОК» отказалось от переработки окисленных руд». В этом случае, компании придется или смириться с потерей 26,1 млн тонн руды и просто складировать ее, или перевозить ее для переработки на другое предприятие.

По последним оценкам компании, объем капзатрат на строительство  Томинского ГОКа составляет более 65 млрд руб. Сюда входят 2,5 млрд руб — затраты на перекачку хвостов в Коркинский разрез. От строительства хвостохранилища на площадке предприятия РМК, напомним, отказалась под воздействием экологической общественности. В октябре 2013 года общий объем капзатрат, по данным «Ведомостей», оценивался в 44,4 млрд. руб.

Между тем, пока ни один из банков деньги на Томинское не дал. РМК смогла привлечь в декабре 2016 года только кредит от синдиката из шести банков на $300 млн сроком на пять лет на рефинансирование текущего долга и текущих операционных и инвестиционных расходов. «В настоящее время мы находимся в финальной стадии переговоров с несколькими кредитными организациями и в самое ближайшее время планируем определиться с банком-партнером», — отметили в пресс-службе РМК.

Еще одной финансовой проблемой для Томинского могут стать затраты на перекачку хвостов. Перед транспортировкой по трубопроводу хвосты будут обезвоживаться: на Томинском – нехватка воды. Для технических целей предприятие планирует забирать воду из озера Синеглазово и реки Чумляк, куда сливаются промышленные стоки, а возвращать в процесс воду из хвостохранилища уже не получится. На перекачку обезвоженных хвостов на 14 километров до Коркинского разреза (и далее по нему самому) потребуется дополнительная электроэнергия. Как много – выяснится в первом квартале 2018 года, когда проектная документация будет передана на экспертизу.

Добыча руды, по данным пресс-службы компании, начнется тоже в 2018 году. На полную мощность предприятие выйдет, предположительно, в 2022 году.

Удокан

Параллельно с проектированием Томинского ГОКа, «Русская медная компания» продолжает вести переговоры с «Металлоинвестом» об участии в проекте Удокан. То, что переговоры продолжаются, подтвердили MINEX в пресс-службе РМК. Ранее владелец «Металлоинвеста» Алишер Усманов заявлял, что готов предоставить РМК до 50% в Удоканском проекте.

«Металлоинвест» и «Внешэкономбанк» отказались от комментариев по поводу взаимных переговоров по проекту. «Ростех» свой опцион по покупке 25% акций проекта также не реализовал. Пока можно констатировать, что денег на строительство самого большого медного проекта в России «Металлоинвест» не нашел. В «Инвестиционной стратегии Забайкальского края на период до 2020 года» общий объем инвестиций оценен в 244 млрд руб. (около $4 млрд), из них 64 млрд руб. (около $1 млрд) нужны на строительство инфраструктуры. На проект уже потрачено 19 млрд руб.

Удокан рассчитан на производство в 36 млн тонн в год в течение 40 лет, говорится в «Нетехническом резюме отчёта о выполнении  детальной оценки  воздействия на окружающую среду по проекту освоения Удоканского месторождения меди». Первая очередь предполагает переработку 12 млн тонн руды в год. Ресурсы месторождения, по данным на 5 февраля 2014 года, по категориям Measured, Indicated, Inferred составляют 2,75 млрд тонн руды. Содержания, в зависимости от категории ресурсов и типа отработки варьируются от 0,83% до 1,01%, в среднем – 0.97%. Всего ресурсы содержат 26,7 млн тонн меди. Кроме того, руда Удокана содержит около 1 млрд унций попутного серебра со средним содержанием 11,9 г/т.

Эксплуатационные запасы Удокана в объеме 1,44 млрд тонн руды (52% от ресурсов) предполагается отработать тремя карьерами.

На Удокане главная проблема та же, что и на Томинском: три вида руды (окисленная, переходная и сульфидная), поэтому необходимо перерабатывать два основных типа раздельно. Просто добавлять в процесс окисленную руду невозможно, так как ее доля в среднем по месторождению составляет 52,57%.

В итоге компания сначала будет производить коллективный концентрат на участке Блуждающий возле карьеров, а потом перемещать его на 18 километров на фабрику. Там из коллективного концентрата с использованием атмосферного выщелачивания будет извлекаться медь из окисленной руды, затем производиться катодная медь (за весь срок работы проекта – 5,5 млн тонн). Хвосты атмосферного выщелачивания будут нейтрализовываться и отправляться на флотацию. Предположительно, объем производства за 40 лет составит 14,9 млн тонн 45%-ного концентрата. Хвосты после сульфидной флотации (около 5 млн тонн в год) будут возвращаться обратно на Блуждающий, сгущаться  вместе с хвостами коллективной флотации и складироваться в хвостохранилище.

Проект горной части ГОКа делает НТЦ «Геотехнологии», договор по проектированию технологического комплекса, по словам директора ООО «Байкальская горная компания» (оператор проекта) Юрия Рябова, будет подписан в ближайшее время, согласовываться проекты будут в 2019 году.

В отличие от «Норникеля», «Металлоинвест» не торопится.  ФСК построит ЛЭП и проведет технологическое присоединение Удокана в рамках текущего проекта развития своих сетей.  В ФСК сообщили, что ВЛ Тында – Лопча – Хани – Чара длиной 560 км будет построена в 2019-2020 годах, стоимость проекта – 8,6 млрд руб. Также ФСК реконструирует распределительные устройства на подстанции Чара для технологического подсоединения Удокана. На четыре ячейки 220 кВ будет потрачены еще 321,2 млн руб. Мощность, необходимая для работы предприятия, как пояснили в ФСК, будет составлять до 200 МВт. Ранее объем необходимой энергомощности оценивался в 490 МВт. От строительства собственной угольной ТЭЦ компания отказалась.

Государство поддерживает Удокан и в дорожном строительстве. Реконструкцию и расширение железнодорожной станции Чара РЖД уже ведет.

Ввод в эксплуатацию Удокана запланирован на 2023 год – через четыре года после утверждения проекта.

Баимская площадь и Песчанка

Из публикации Андрея Читалина из Института геотехнологий и его коллег следует, что «запасы категорий С1+С2, утвержденные в ГКЗ РФ, и прогнозные ресурсы категории P1 месторождения Песчанка по состоянию на 1 января 2012 г при бортовом содержании условной меди 0,4% суммарно составили: руды 960,11 млн т, меди 6,68 млн.т, молибдена 177,35 тыс.т, золота 378,11 т, серебра 3497 т при средних содержания меди 0,54-0,76%, молибдена 0,013-0,02%, золота 0,27-0,45 г/т, серебра 2,97-4,06 г/т».

По сравнению с другими медно-порфировыми месторождениями, связанными с известково-щелочным вулканизмом (например, в Канаде), объемы руды и содержания металлов на Песчанке, выглядят гораздо привлекательнее. Например, на месторождении Bell в Британской Колумбии содержание медного эквивалента сопоставимо (0,54%), но объем руды гораздо меньше (296 млн тонн).

На месторождении Малмыж в России (данные EMX Royalty, одного из акционеров проекта, на 25 июля 2017 года) объем руды больше (1,66 млрд тонн), а содержание медного эквивалента меньше (0,42%). Средние содержания меди и золота тоже ниже (0,34% и 0,17 г/т соответственно). Правда, и бортовое содержание ниже (0,3%).

В презентации компании Northern Dynasty Minerals по одному из крупнейших неразрабатываемых месторождений меди, Pebble (ноябрь 2016 года), отмечается, что при бортовом содержании 0,4% ресурсы по категориям Measured+Indicated составили 5,68 млрд тонн с содержанием меди 0,44%, золота – 0,35 г/т, серебра – 1,75 г/т, молибдена – 0,0253%.

По итогам разработки ТЭО станет понятно, какая доля от утвержденных ресурсов может быть пригодна к отработке. «Норникель» в сентябре 2016 года выдал ГДК «Баимская» на разработку ТЭО и проектной документации на инфраструктурные объекты $50 млн. «Если это месторождение будет признано первоклассным по классификации «Норникеля» по итогам ТЭО, оно может быть потенциально интересным для нас», – подтвердили в пресс-службе «Норникеля».

Еще до разработки ТЭО при описании проекта речь шла о руднике производительностью 30 млн тонн в год. Предположительный объем выпуска медного концентрата — около 500 тыс. тонн. Предполагаемый объем капзатрат — около $1,8 млрд.

Пока же Баимская больше известна грандиозными планами по строительству энергомоста между Магаданской и Чукотской энергосистемами длиной, по уточненным данным, 740 км. Строительство воздушной линии 27 июля 2017 года утвердил премьер РФ Дмитрий Медведев. Согласно распоряжению, будет построена не только линия от Омсукчана до Песчанки, но и ЛЭП от Среднеканской ГЭС до Омсукчана. Плата за технологическое подсоединение объектов Песчанки к энергомосту, согласно приказу департамента цен и тарифов Магаданской области, составит 9,57 млрд руб. Предполагается, что подключение будет происходить поэтапно, окончание работ запланировано на 2025 год.

Между тем, до окончания ТЭО, которое определит объем запасов и годовую производительность фабрики, неизвестно, сколько электроэнергии будет потреблять потенциальный ГОК на Песчанке.

——

Подсчитать, сколько меди дополнительно будет производить Россия, если все проекты заработают, при существующем объеме публичной информации не представляется возможным.

Даже беглый обзор показал, что госбанки, единственные финансовые институты в России, способные выдавать кредиты на большие медные проекты,  делать это не торопятся. Крупные компании вынуждены искать партнеров в акционерный капитал, но и их мало настолько, что круг сузился до самих участников проектов, вплоть до персон.

По отношению к каждому из проектов, рассчитанных на 30 лет и более, открытым остается вопрос о том, насколько оправданно в расчетах использование тех или иных цен на металлы. За этот срок не только пройдут два-три (возможно, и больше) цикла взлета и падения цен. За этот срок могут объявиться новые технологии, запреты или, напротив, разрешения, влияющие на спрос. Например, во всей Европе запретят использовать медь для сантехнических нужд или откроют дешевый материал, проводящий ток лучше, чем медь.

Еще один вопрос: может ли у бизнеса, зависящего от решения контролирующих персон, быть прописанная в деталях (а добыча руды – это именно прописанный в деталях план) стратегия на тридцать лет вперед. Все четыре проекта выглядят стратегическими для своих владельцев, но не исключено, что, в зависимости от условий, они могут превратиться в обузу для них, причем не только из-за рыночных условий. Из-за того, что проекты в значительной мере завязаны на господдержку, они могут стать малоликвидными: новые собственники могут не захотеть брать на себя «по наследству» обязательства, данные государству инициаторами проектов.

Передача проектов новым собственникам – задача, которая сейчас еще, скорее всего, плохо осознается, но которую наверняка придется решать. Из нынешних владельцев-инициаторов, вероятно, лишь Игорю Алтушкину, который родился в 1970 году, будет интересно увидеть окончание начатых ими проектов.

Ключевые параметры перспективных медных проектов России

параметры медных проектов России

facebooktwittergoogle_plusredditpinterestlinkedinmailby feather
Рейтинг: 1

Автор публикации

не в сети 48 минут

Irina Dorokhova

11
Комментарии: 0Публикации: 274Регистрация: 26-02-2016