Форум МАЙНЕКС Европа открыл горячую горнорудную точку

Irina Dorokhova | Июнь 20, 2017 | Просмотров: 127

В Сербии прошел II горнопромышленный форум МАЙНЕКС Европа. Его участники обсудили возможности, которые предоставляют финансовые и проектные организации горнодобывающим компаниям, а те – инвесторам, правительствам и местным сообществам.

Сербия – горячая горнорудная точка

«Сербия – это «горячая точка» для развития возможностей в горнорудной отрасли в Европе», ­- отметил, открывая форум, глава оргкомитета Артур Поляков. Цель МАЙНЕКС Европы – дать правительствам и горнодобывающим компаниям возможность познакомиться с успешными примерами и новыми подходами, которые уже существуют в международной практике. Это, в свою очередь, позволит улучшить отдачу от горнодобывающей отрасли, поможет сделать ее более устойчивой для кризисов и ответственной по отношению к местному окружению.

Артур открывашка

Посол Великобритании в Сербии Дэнис Киф в своем приветствии отметил, что поддержка британских компаний, улучшение инвестклимата в Сербии и способствование ее процветанию – основные причины, по которым посольство Великобритании поддержало форум. Он также напомнил, что Британия исторически сильна в проектировании и консультировании для горной индустрии. Экспертиза широка и охватывает как технические и экономические, так и социальные и экологические аспекты. Кроме того, Лондон – это крупнейший финансовый центр, где разведочные и добывающие компании могут обеспечить себе финансирование своих проектов.

посол канадыПосол Канады в Сербии, Македонии и Черногории Филип Пиннингтон поприветствовал своих соотечественников и напомнил, что Канада – это одна из самых развитых горнодобывающих юрисдикций с огромным опытом предоставления разнообразных геологоразведочных услуг. «Горнодобывающая отрасль имеет огромный потенциал развития в Сербии», — заверил господин посол и добавил, что правительство страны ведет большую работу по улучшению бизнес-климата в стране и законодательства, регламентирующего разведку и добычу.

СпасковскийУправляющий директор RTB Bor Благое Спасковский отметил, что Сербия – это центр добычи полиметаллов, железной руды, золота и угля, а компания, которая сейчас проходит через реструктуризацию, — интересный объект для инвестиций благодаря запасам руды в 155 млн тонн руды, обученному персоналу и новому металлургическому заводу, который сохраняет «чистые небеса». «Чистые небеса» стали лейтмотивом выступления господина Спасковского: «Сейчас выбросы содержат только 60 мкг диоксида серы на кубический метр (и даже меньше), тогда как раньше содержание доходило до 1800 мкг», — похвалился он. Предприятие также производит 45 тыс. тонн меди в год, 65% из собственных источников, 35% — из сторонних.

ебррДиректор по Сербии ЕБРР Даниэль Берг рассказал о возможностях, которые банк предоставляет горнодобывающим компаниям по всему миру. На долю Центральной Азии и Монголии приходится 34% выданных кредитов, на долю Восточной Европы и Кавказа – 26%. Доля кредитов в горнорудной отрасли составила 24%. Среди проектов – Оксют и Кумтор Centerra Gold, Ойю Толгой Rio Tinto, предприятия Dundee, GV Gold и другие. Также он напомнил о ситуации в самой Сербии: после резкого спада в 2014 году, ВВП страны растет, показав рост в 2,8% в 2016 году. Предполагается, что в 2017 и 2018 году рост составит 2,9% и 3% соответственно. Инфляция выросла в апреле до 4%, однако в банке объяснили ее рост временными факторами (например, ростом цен на сырьевые товары). Дефицит бюджета сократился с 6,6% в 2014 году до 1,4% в 2016 году. Госдолг начал сокращаться, но на цифре в 73% ВВП снижение остановилось. Дефицит платежного баланса сократился с 6% в 2014 году до 4% в 2016 году.

Глава сектора сырьевых материалов Исполнительного агентства по малым и средним предприятиям при Еврокомиссии Марцин Садовски рассказал, что делает Европа, чтобы добиться независимости от сторонних поставок критических материалов. Он напомнил, что главные цели сырьевой инициативы Евросоюза (Horizon 2020), рассчитанной до 2020 года, — улучшить поставки критических видов сырья, снизить зависимость европейских стран от их импорта и снизить социальное и экономической воздействие. Программа признает критическими 20 металлов.

По словам господина Садовски, «Горизонт 2020 — это уже восьмая программа», которая исследует проблему критически важных металлов, на нее выделено больше всего денег (11 млрд евро). Из них Европейский институт инноваций и технологий получил 2,7 млрд евро. Деньги расходуются по грантовому принципу: публикуется список направлений деятельности, по ним собираются заявки, которые потом проходят процедуру анализа и отсева. Те, кто ее прошел, получают деньги. В рамках программы профинансировано уже 42 проекта на сумму 223,5 млн евро. Два проекта реализовали в Сербии.

Крупные межотраслевые конгломераты активно участвуют в программе. «Но участие в программе добывающей отрасли, дамы и господа, слабое. В топ-25 наших участников только одна добывающая компания. Поэтому я вас спрашиваю: почему так? Буду признателен, если вы мне ответите», — намекнул господин Садовски.

античМинистр горнодобывающей промышленности и энергетики Республики Сербия Александар Антич подчеркнул, что горнодобывающия отрасль – это ключ к улучшению экономической ситуации в стране. Отрасль чрезвычайно важна для сильного роста ВВП.

Господин Антич дал понять горнодобывающим компаниям, что правительство заинтересовано в их приходе в страну и отрасль. Другое направление работы министерства – сделать так, чтобы местное сообщество воспринимало горнодобывающие компании как серьезных инвесторов.

Страна, по его словам, привлекательна для инвестиций: 250 месторождений, 110 разведочных площадей. «Бор был сложным проектом, но мы много работали, чтобы исправить ситуацию», — прокомментировал министр ситуацию на самом проблемном предприятии отрасли.

Открытие литиевого месторождения Jadar (проект разрабатывает Rio Tinto) – это большой шанс для страны, уверен министр. Оптимизм ему внушает и намеченный на нынешний год запуск рудника Rakita, и другие проекты, которые строятся в настоящее время. «Мы тут для того, чтобы помогать и достигать успеха для обеих сторон», — подытожил он.

Президент Европейской федерации геологов Витор Коррейя в своей обстоятельной ретроспективе показал важнейшие события, влияющие на мировую экономику и признал, что «мир меняется». Чтобы понять, куда именно он может измениться дальше, были разработаны 23 сценария, которые затем были сгруппированы в три главных направления. Первый сценарий – «стен и ресурсного национализма». Второй – «зеленый», который предполагает, что горное дело становится невидимым (прежде всего, за счет подземной отработки). Это мир ограниченных ресурсов, потому что добыча будет затруднена. Потом господин Коррейя достал открытку и предложил «вставить» себя в нее всем присутствующим. «Как мы можем выбрать сценарий и улучшить его?» — поинтересовался он у зала и пригласил присутствующих поискать ответа на этот вопрос.

Глава дивизиона Института ресурсных технологий Гельмгольца во Фрейбурге Ричард Глоагвен рассказал о достоинствах новых технологий, которые позволяют улучшить имидж горной индустрии в глазах местных жителей: «Сейчас люди настроены резко против горного дела. Но надо показывать, что новые технологии более приемлемы». Он с удивлением признал, что люди вполне положительно отнеслись к аэрогеофизическим работам, которые проводили его специалисты. Также к числу новых технологий он отнес гиперспектральные камеры и дроны.

Исполнительный директор Болгарской палаты геологии и горного дела Иван Андреев рассказал об устойчивости горнодобывающей отрасли (sustainable mining industry, SMI) и о том, какими средствами ее можно достичь.

 

Разведочные и горные проекты в действии

На второй сессии руководители компаний, работающих в Сербии, представили свои проекты.

ДежанУправляющий директор Rakita Exploration doo Bor Дежан Козелж рассказал о проекте Chukaru Peki. По его словам, по этой территории не было никакой исторической информации. Основная геологическая идея проекта Chukaru Peki в том, что на месторождении при его формировании произошел переход от порфирового к высокосульфидизированного типа месторождений.

Проект расположен в Тетис, в Карпато-Балканском порфировом поясе. СП Rakita было создано в 2010 году, а в 2012 году было проведено бурение, которое показало потенциальное наличие месторождение мирового класса. В 2014 году был сделан первичный подсчет запасов для верхней зоны минерализации. А в 2016 году проект купила компания Nevsun.

Господин Козелж показал, что в рудном районе, где находится проект, близко друг к другу расположены как высокосульфидные эпитермальные, так и порфировые месторождения. «Где расположен переход?» задался вопросом докладчик и тут же ответил, что, вероятно, в Западном Тимоке. А вот металл, напротив, в Восточном Тимоке.

Минерализация Chukaru Peki аналогична порфирам месторождения Bor, но не полностью. Сопоставление данных геофизики и бурения дало возможность построить модель верхней зоны минерализации высокосульфидного типа. По предварительным данным, она содержит 35 млн тонн с содержанием меди 2,9% и золота – 1,7 г/т. Таким образом, в ресурсах содержится 1 млн тонн меди и 1,9 млн унций золота. Нижняя зона – порфировый тип месторождения, залегает гораздо глубже (примерно от 400 до 1600 метров), но, вероятно, добыча части ресурсов может быть экономически оправдана.

Рио тинтоГенеральный менеджер Rio Sava Exploration Ричард Сторри представил литий-боровый Jadar Project (полностью принадлежит Rio Tinto). «Нас представили очень перспективным проектом», — начал он свое выступление. И подтвердил, что это действительно проект мирового класса.

Сам жадарит – литий-натрий-боросиликат, из которого состоит месторождение, – уникальный минерал, он был обнаружен только в Сербии (возле Лозницы). Месторождение было открыто в 2004 году. Сейчас готовится ТЭО проекта. Предполагается, что производство на руднике будет запущено в 2023 году.

Выявленные ресурсы месторождения составляют 52,4 млн тонн с содержанием 1,79% Li2O и 19% В2О3. Предполагаемые ресурсы составляют 83,3 млн тонн руды с содержанием 1,9% Li2O и 13% В2О3. Таким образом, руда содержит 2,5 млн тонн Li2O и 21 млн тонн В2О3. В настоящее время Rio Tinto разрабатывает технологию по извлечению лития из жадаритов. Предполагается, что конечными продуктами производства станут борная кислота, карбонат лития и сульфат натрия. «Образцы уже были протестированы потребителем», — заверил Ричард Сторри и продемонстрировал спектр использования продуктов производства в конечных изделиях (упаковке, стекле, керамике для бора и батареях, ядерной энергетике и самолетостроении для лития).

Старший консультант SRK Consulting Гай Дишоу рассказал о том, как интеграция различных источников данных (картирования различных объектов, использование правильной ориентации керна и его правильного описания, геофизики, информации по минералогии и гай дишоупетрографии, лито-геохимии) позволяет лучше понять геологическое строение объекта. Для примера было выбрано свинцово-цинково-серебряное месторождение Sasa в Македонии.

Операционный директор Mineco Ltd Доминик Робертс попытался убедить участников МАЙНЕКС Европа, что маленькие проекты могут быть не менее интересными, чем большие. Аргументы в пользу маленьких – они менее сложные для отработки, требуют меньшего объема и сложности проектирования, меньших капзатрат и времени для запуска и, особо подчеркнул докладчик, меньше влияют на окружающую среду.

Тему маленьких проектов продолжил директор по горным операциям Петер Робинсон. «Сложные полиметаллические объекты требуют маленьких, гибких и потенциально мобильных решений по обогащению», — уверен он. Такую гибкость обеспечивают модульные заводы, которые можно наращивать для переработки больших объемов или добавлять к ним другие этапы переработки (речь идет об установках производственной мощностью от одной до 40 тонн в час).

Во власти окружающей среды

ТиллотсонО том, как оценивать масштабы водоотведения при управлении водными ресурсами проекта, рассказал старший партнер ERM Саймон Тиллотсон. Он уверен, что точные расчеты и управления – критический фактор при функционировании горного предприятия. Компании сообщают о затоплениях, плохом качестве воды, недовольстве властями – но на самом деле они уже оплачивают простои транспорта, нарушения энергоснабжения, штрафы, рост себестоимости. Доходит до утраты доверия со стороны акционеров и отзыва лицензии.

Для того, чтобы оценить масштаб работ по водоотведению, Саймон Тиллотсон предложил использовать различные источники получения и обработки данных, включая ГИС, спутниковые данные, снимки высокого разрешения, а также программы для обработки полученной информации и моделирования процессов. Накапливать и интерпретировать данные необходимо в течение всего срока существования проекта от разведки до закрытия, от моделирования возможных водопритоков в шахты и возможности расширить рудник и поставить новую инфраструктуру до оценки направления и мощности движения хвостов, если прорвется дамба, и долгосрочного влияния добычи.

Мария ЛиизаСтарший ученый Геологической службы Финляндии Мария Лиза Рёйсанен предложила свой вариант, как можно добиться «нулевых отходов» на горном предприятии. Начала она с больших цифр: за 470 лет до 2000 года горные компании Финляндии накопили 300 млн отходов. За последние 15 лет – 410 млн тонн. Главная проблема заключается в том, что 65-97% добытой горной массы – это отходы (хвосты, не считая отвалов).

Чтобы решить проблему отходов, компании снижают их, используя скальные породы для строительства дамб для хвостохранилищ, отсыпки дорог и засыпки пустого пространства в шахтах, внедряя замкнутый водный цикл и частично перерабатывая отходы производства (например, пиритные огарки). Концепция нулевых отходов опирается на эти же способы утилизации отходов, дополняя их производством попутных продуктов (тугоплавких металлов и РЗМ, кислот, керамики).

Госпожа Рёйсанен предложила идентифицировать критические материалы еще на стадии разведки и подготовки ТЭО и искать технологии по извлечению попутных металлов, в зависимости от типов руды.

Джейн ДжоугинПо опыту корпоративного консультанта SRK Consulting Джейн Джохин, сейчас горное дело часто может быть юридически опасно: увеличиваются штрафы, количество затратных исков, производство приостанавливается, так как это дешевле, чем платить штрафы. Обязательства есть перед регулятором, акционерами, местными сообществами, финансовыми организациями. Штрафы за разного рода нарушения и даже платежи, которые компания обязана делать по закону, далеко не всегда учитываются в экономических моделях компаний. Чтобы нивелировать их отрицательное воздействие на экономику проекта, надо уделять им больше внимания, делать компанию более прозрачной для заинтересованных сторон и дружелюбной для окружающей среды с помощью новых технологий и процедур. Для этого, по мнению Джейн Джохин, нужен план по управлению социальными и экологическими аспектами работы компании. Тогда работа компании будет понятна и позволит лучше учитывать возможные риски.

 

Деньги большим

Четвертая сессия была посвящена финансовым возможностям добывающих компаний. Но старший партнер компании ERM Филиппа Спенс свой доклад построила вокруг того, что социальная лицензия, социальная ответственность и охрана окружающей среды крайне важны для того, чтобы горнодобывающая компания могла работать в одной из стран Европы.

ПариводичЮрист, глава адвокатской конторы Милан Париводич начал доклад многообещающим «закон – это такая интересная штука». А затем рассказал, как трансформировалось госрегулирование отрасли. Он напомнил, что в советской реальности все участники горнодобывающей отрасли представляли собой госструктуры и госведомства. С отменой монополии государства на работу в отрасли оказалось, что ресурсы (деньги, земля, недра и умение разведывать и добывать) принадлежат разным сторонам, которым приходится договариваться, чтобы добиться результата и заработать. Сербское правительство поменяло законодательство с тем, чтобы оно удовлетворяло интересам иностранных инвесторов. Закон должен был быть понятным, прозрачным, предсказуемым: четкие процедуры получения и отзыва лицензии, правило «первый пришел – первый получил», минимум произвола со стороны государства и отсутствие субъективности в оценках.

Для этого требовалось внятное определение прав и обязанностей владельца лицензии, эксклюзивное право на нее, адекватный срок разведки, автоматическая конвертация разведочных лицензий в права на добычу.

В 2015 году новый закон был принят. В нем было установлен приоритет разведочных и добывающих проектов перед владельцами земли: первые имеют право экспроприировать недвижимое имущество вторых.

Установленный законодательством срок разведки увеличился с семи до десяти лет плюс два года на возможность зарезервировать территорию.

Было устранено право министерства назначать условия по разведочным лицензиям. Министерство было обязано выдавать их в соответствии с заявлением.

Было закреплено автоматическое право владельца разведочной лицензии получить права на добычу. А владелец права на добычу автоматически получает право на строительство рудника и ведение горных работ.

Работа по улучшению законодательства в добывающей отрасли Сербии продолжается, заключил господин Париводич.

Директор по горно-металлургическому сектору банка Societe Generale Константин Жидко завершил сессию докладом об инвестиционных возможностях банка.

Во время дискуссии один из делегатов форума Иван Радович поинтересовался от лица маленьких разведочных компаний, как они могут получить деньги (у его компании несколько раз ничего не выходило). Участники панельной дискуссии сошлись на том, что деньги проще всего получить компаниям, которые уже добывают или близки к запуску производства. Горный инженер Terragold & Co Драган Милошевич посоветовал даже маленьким компаниям как можно скорее начинать производство. А на вопрос, где брать деньги компаниям на стадии разведки, господин Радович, по-видимому, ответа так и не получил.

День сырьевой независимости

АнтоновВторой день форума начался с обсуждения проблемы создания минерально-сырьевой независимости европейских стран. Представитель B2 Gold  в России и Центральной Азии Александр Антонов заявил, что у Сербии, Македонии и Болгарии хорошие геологические перспективы, потенциал этих территорий не исчерпан, и проектам есть, куда развиваться. По его словам, Серебряный пояс проходит через Центральную и Южную Европу от Германии до Южной Греции. Сложен он породами двух возрастов, поэтому имеет смысл говорить о двух поясах – Северном и Южном. Господин Антонов коротко описал геологическую специфику наиболее известных месторождений (Harzes (многокилометровый взброс), Kupfershiefer в Германии и Польше (медистые сланцы).

Южная часть Серебряного пояса начинается в Словакии, так что Сербия и Македония оказались в его центре и, следовательно, в этой части сосредоточено наибольшее количество серебряных и медно-порфировых месторождений. Медно-порфировый тип минерализации важен также для Болгарии.

Однако докладчик признал, что попытки развивать объекты в старых районах не всегда успешны. Например, найти «другой Rammelsberg» (также большой проект в Германии) так и не удалось. Для проекта Mansfield есть вопрос, развивать ли дальше рудник или перерабатывать накопленные отходы. Многие проекты перестали проходить по экономическому критерию из-за низких цен на металлы, разведка сократилась. Потенциал развития возможен у аэрогеофизики, которая может стать эффективным инструментом геологоразведочных кампаний.

ЮсефЮсеф Горбани, старший научный сотрудник Камборнской горной школы (Университет Эксетер) рассказал о развитии проекта OptimOre в качестве первого проекта Евросоюза по критическим видам сырья. Суть проекта OptimOre заключается в том, чтобы повысить извлечение тантала и вольфрама за счет установки контроллеров и моделирующего ПО на всех участках процесса переработки руды. Цель проекта – повысить извлечение на 7-12%, а потребление электроэнергии снизить на 5%.

Самой большой проблемой стала интеграция участников из различных научных организаций в единый проект, потому что у каждой из них были собственные подходы к научным исследованиям. В проекте участвовали университеты из Швеции, Испании и Германии. Для того, чтобы улучшить гравитационную сепарацию, использовались данные по минералогии, так как именно минеральный состав влиял, по словам докладчика, на форму и размер частиц. Участники регулярно общались с представителями предприятий, потому что именно промышленное использование (нежели научные изыскания) было названо ключевой целью проекта.

О принципах работы Европейского института инноваций и технологий (EIT) в рамках инициативы «Горизонт 2020» и «Сообщества инновационных знаний» рассказал руководитель направления «Горное дело» Тони Хэнд.

 

Технологические усовершенствования

ФургоУправляющий по кабельному каротажу (Европа) Furgo Вольфрам Фелфер рассказал, как эта технология может дать дополнительную информацию о недрах. Кабельный каротаж дополняется скважинной сейсмикой. Технология дает информацию о литологическом профиле и межскважинных корреляциях, дает ориентированный анализ плоскостей разрывов, представление о плотности и пористости, оценивает параметры эластичности горных пород, исследование полостей в 3D, идентифицирует и оценивает водоносные слои и др.

ХамильтонПартнер ERM Ян Хамильтон представился «промышленным психологом» и рассказал о том, как человеческий фактор губит тщательно выстроенные системы, в том числе – системы безопасности. Он привел примеры из оборонных и космических отраслей. Так, во время миссии «Аполлон-2» космонавты сообщили, что возьмут пробу грунта из камня, который расположен «буквально в ста метрах» от них. Диспетчеры на Земле усомнились в данных, но все же решили положиться на опыт космонавтов. Зря: через полчаса выяснилось, что их мозг, привыкший оценивать расстояние до объектов, обманывался: камень в реальности находился в 10 км от космонавтов. Трагедии удалось избежать по распоряжению из Центра. Господин Хамильтон показал, как надо строить системы с учетом человеческого фактора.

Главный консультант SRK Consultings Крис Брей посоветовал при раннем планировании учитывать всю возможную информацию, но сортировать ее в виде опционального исследования, не увлекаясь их количествам и пытаясь «нагреть океан».

Докладчик посоветовал использовать при создании модели рудного тела подблоки, а не пользоваться стандартизованным вариантом – это позволяет избежать ненужного разубоживания. Делать это необходимо, учитывая тип оруденения. Еще один способ – разделить богатые и бедные блоки, чтобы улучшить непрерывность проходки и качество добычи.

Отдельно он остановился на методе обратной закладки. С точки зрения докладчика, его использование позволяет увеличить объем производства (можно отрабатывать целики), уменьшает объем отвалов и позволяет регламентировать перемещения грузов.

Также он сравнил различные способы извлечения золота (автоклав, биовыщелачивание, ультратонкое измельчение с последующим выщелачиванием, обжиг, собственно выщелачивание и отказ от извлечения и производство концентрата) и напомнил о геотехнологических и гидрогеологических рисках.

В итоге эти и другие данные должны оказаться в таблице опций, чтобы более точно смоделировать процесс.

Управляющий директор Paterson & Cooke UK Ltd Стефан Уильсон также представил обратную закладку как одну из «технологий будущего».

Технологии выживания

Тим геохимикСтарший геохимик Globex Solution Рассел Биррелл заверил, что геохимия – это самый дешевый метод геологоразведки. Он уверен, что элементы на поверхности могут с высокой точностью и аккуратностью свидетельствовать о том, что находится под земной поверхностью, метод исследования – ионно-элементный анализ поверхности. Например, наличие ионов серы в предполагаемом сульфидно-никелевом месторождении может быть показателем наличия никеля. Ионно-элеметный анализ позволяет понять механизмы миграции, накопления и формирования аномалий, а также установить корреляцию между тем, что находится на поверхности, и тем, что в недрах.

МуниллаТему геохимических технологий и анализа ионов металлов поверхности для нужд геологоразведки продолжил представитель департамента развития услуг в горнодобывающей отрасли SGS Алехандро Мунилла, который рассказал о технологии MMI. Технология использует принцип избирательности: она отличает свободные ионы металлов из рудных тел от ионов металлов, которые поступают из других источников. Такой метод позволяет лучше определять аномалии, уверен докладчик.

Директор Reid Geophysics Ltd Тим Арчер представил возможности своей компании. Она специализируется на гравитационных и магнитных методах исследований с использованием возможностей аэрогеофизики. Компания также использует радиометрические и электромагнитные методы. Работает преимущественно в Европе, но есть и проект в Западной Африке. В частности, на проекте в Сьерра-Леоне компания, используя радио- и электромагнитные методы исследования, позволила уточнить структуру рудного тела и его залегание.

Старший геолог по ресурсам компании Tetra Tech Роберт Дэвис объяснил, для чего необходима геометаллургия. По его словам, это один из инструментов улучшения работы горно-металлургического предприятия, в том числе финансовых показателей, и снижения рисков. Геометаллургия объединяет геологию, горное планирование и металлургию. Подход предполагает, что при планировании горных работ учитывается не только размер блока и его содержание, но и также минеральный состав. От него зависит технология извлечения (особенно в гидрометаллургии) и его коэффициент. Для того, чтобы учитывать этот аспект, необходимо создавать минеральную матрицу и включать ее как элемент планирования горных работ. Геометаллургический подход предполагает, что в модель горных работ для характеристики блока учитывается примерно вдвое больше показателей, в число которых включаются не только собственно геологические, но и такие, как «выход на мельницах ПСМ», «выход на шаровых мельницах», «операционные затраты на переработку», «динамическое извлечение» и т.д.

В результате меняется подход к оценке блока: вместо «объема металла» конечным результатом планирования становится «потенциальная цена блока», а оценка извлечения и операционных затрат перестает быть усредненной, уточняется за счет включения в параметры минерального состава каждого блока.

клебановДиректор по развитию бизнеса VIST Group Дмитрий Клебанов очертил проблему цифровизации и автоматизации горного бизнеса. Сейчас автоматизация – это цифровая реальность, интернет вещей, большие данные, дроны и аналитика. Цифровая и операционная реальность дополняют друг друга, обмениваются данными, что позволяет развиваться цифровому / машинному интеллекту. Контроль и принятие решений постепенно переходят к механизмам.

На рудниках в настоящее время используются роботы, 3D-принтеры, цифровые сенсоры. Люди объединены в систему коммуникаций и подключены к операционному центру. Действует объединение устройств, создание единых и сложных баз данных, обмен информацией между ними. Уже действует сложная аналитика, симуляторы, искусственный интеллект. Впрочем, «предсказательная аналитика» — это пока элемент будущего, пока менеджмент может только принимать решения по данным, в лучшем случае представляющим ситуацию «онлайн».

На рудниках уже действует автономный транспорт, хотя актуальная информация по ним закрыта, «так что непонятно, что там на самом деле работает, а что – пиар и маркетинг», — отметил Дмитрий Клебанов.  Автономную работу оборудования запустила российская «АЛРОСА» на трубке Удачная.

Один из признаков наступающей автоматизации транспортировки – новые модели самосвалов Komatsu, где вообще нет кабины

О том, что автоматизация происходит на всех уровнях горнорудного бизнеса, говорит тот факт, что некоторые компании включили в свое штатное расписание новую должность – «директор по цифровизации» (chief digital officer).

Директор Nippon Dragan Resources Никола Вукович заверил, что революция в сфере твердых полезных ископаемых уже произошла. Компания запатентовала установку Rocmec, которая бурит и добывает руду без использования взрывания.

Установка работала на руднике, который в настоящее время закрылся по экономическим причинам, и сейчас представлена в демонстрационном зале. Агрегат использует дизельное топливо и воздух, чтобы создать температурные нагрузки с тем, чтобы порода и руда раскрошились бы. Проделанное (входное) отверстие, таким образом, увеличивается с 15 см в диаметре до 110 см в диаметре.

Атлас копкоПредставитель Atlas Copco по Сербии и Черногории Дарко Миложкович представил технику для горных работ, разработанную компанией. В частности – погрузчики и экскаваторы с электродвигателем. По данным разработчика, они потребляют на 80% меньше энергии, чем дизельные аналоги, на 50% меньше, чем «традиционные», а отсутствие выхлопов позволяет сократить расходы на вентиляцию (тоже примерно на 50-80%). Докладчик также увидел горнодобывающее будущее в автономных транспортных средствах и удаленном контроле.

Конференционная часть форума завершилась мастер-классом SRK Consulting по ресурсной геологии.

мастер-класс

Третий день форума МАЙНЕКС Евразия прошел на рудниках компаний Rakita и RTB BOR.

бор

ракита

 

Полная информация о форуме доступна здесь.

facebooktwittergoogle_plusredditpinterestlinkedinmailby feather
Рейтинг: 0

Автор публикации

не в сети 1 час

Irina Dorokhova

11
Комментарии: 0Публикации: 273Регистрация: 26-02-2016