Коснутся ли санкции США Казахстана?

MINEX Forum | Апрель 16, 2018 | Просмотров: 41 | Source: Atameken Business channel

Санкционный режим против России начал угрожать поставкам сырья ERG в отношении Rusal и сеет неопределенность вокруг модернизации «Богатырь Комир».
Уходящая неделя выдалась бурной в России из-за введения США 6 апреля санкций против 26 россиян, в основном миллиардеров и менеджеров госкорпораций, и 15 российских компаний, согласно Закону «О противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA)». Индексы российских бирж упали в понедельник на 3,8-4,8%, а биржевой курс доллара на неделе доходил до 64 рублей. Биржевой срыв в экономике северного соседа не замедлил сказаться на курсе тенге, который протестировал 11 апреля планку в 330 тенге за доллар.

Волатильность национальной валюты стала причиной для успокоительных заявлений руководства Нацбанка о том, что тенге не привязан к рублю, однако колебания казахстанской валюты могут продолжиться из-за нестабильной ситуации в экономики России. Кроме того, 10 апреля кабмин Казахстана провел встречу Совета по экономической политике, где обсуждалась тема антироссийских санкций и их возможных последствий для казахстанской экономики. До этого вице-премьер Ерболат Досаев признал, что косвенный эффект от новых санкций США против российских бизнесменов и госменеджеров для экономики Казахстана возможен. Управляющий директор по стратегическому развитию ФНБ «Самрук-Казына» Балжит Каур Гревал заявила на днях в Шанхае, что новые антироссийские санкции не повлияли на дочерние компании фонда, цитирует ее слова Reuters.

Янусное толкование.

Согласно пояснениям, которые изложены на веб-сайте OFAC (Отдел по контролю за иностранными активами Министерства финансов США. – Ред.), новые американские санкции против так называемых российских лиц, входящих в список лиц особых категорий и запрещённых лиц (SDN – specially designated nationals. – Ред.), носят в основном первичный характер и затрагивают по большей степени их взаимоотношение с американскими лицами.

Другими словами, они должны прервать любое экономическое сотрудничество с компаниями, попавшими под санкции. Таким образом, американские лица не смогут больше импортировать продукцию российских компаний из санкционного списка, включая их аффилированные предприятия с долей контроля не менее 50%, и осуществлять им поставки товаров и услуг. Для разрыва экономических связей Министерство финансов США дает определенный срок.

Кроме того, американские лица не смогут больше владеть ценными бумагами таких компаний из санкционного списка, как Rusal, En+, «ГАЗ» Олега Дерипаски, поясняется на сайте юридической фирмы White & Case. Более того, собственность и счета фигурантов нового списка санкций будут заморожены на территории США.

Эти требования относятся только к лицам из США. В документах OFAC не говорится о каких-либо требованиях к иностранным компаниям или лицам, которые сотрудничают с попавшими под санкции российскими компаниями и бизнесменами, поясняют «Ведомости».

Вместе с тем отдельные источники интерпретируют новые санкционные акты США более широко и указывают, что санкции могут нести вторичный характер для контрагентов компаний, попавших в санкционный список. Поэтому сейчас некоторые западные юридические и физические лица меняют формат своих экономических связей с ними. Так, к примеру, на этой неделе Rio Tinto, поставщик глинозема и бокситов корпорации Rusal, принял решение пересмотреть свое сотрудничество с алюминиевой корпорацией Олега Дерипаски.

Хотя, согласно прежнему регулированию OFAC, на отдельные сделки и проекты американские компании могут получать лицензию, если докажут, что это не противоречит санкционному режиму. Однако, к примеру, банковские структуры, которые осуществляют валютные проводки и кредитование санкционных компаний, могут теоретически подпасть под воздействие американского регулятора в виде блокировки, в случае если проведут значительную финансовую трансакцию, что может затронуть участвующих в ней контрагентов.

Между тем в письменном комментарии abctv.kz пресс-атташе Посольства США в Астане Рэн Ельхай пояснил, что США будут консультироваться со своими союзниками и партнерами по дополнительным действиям в рамках недавних санкций, чтобы уменьшить непреднамеренные неблагоприятные последствия санкций для законной коммерческой деятельности и для простых россиян, одновременно наложив издержки на правительство РФ, а также институты и отдельные лица, которые позволяют правительству осуществлять свою политику.

«Я не хочу спекулировать о том, как или смогут ли санкции как-то повлиять на какие-либо отдельные компании здесь, в Казахстане. Министерство финансов США, которое администрирует санкционные программы, будет давать оценки значительным трансакциям с фигурантами и юрлицами из санкционного списка, которые могли бы инициировать вторичные блокирующие санкции», – написал он.

В ВТБ-Казахстан в ответе на запрос abctv.kz о возможных последствиях санкций дали ссылку на интернет-сообщение головного офиса российского банка. В нем говорится, что «глава банка ВТБ Андрей Костин философски отнесся к введению личных санкций со стороны OFAC. Каких-то особых проблем или сложностей они не вызовут. Главное, что эти санкции не затронут ни банк, ни бизнес ВТБ, ни наши ежедневные активности».

Угольный рикошет

Наиболее вероятно, что больше всего казахстанская экономика может пострадать от введения санкций против компании Rusal. Известно, что в Казахстане эта корпорация Олега Дерипаски владеет 50% угольного предприятия «Богатырь Комир» в Павлодарской области. Кредитором компании выступает Евразийский банк развития (ЕАБР), выдавший ему в общей сложности три займа на общую сумму 250 млн долларов. Большая часть средств в объеме почти 197 млн евро была выдана 22 февраля этого года на программу модернизации добычи, сообщал сам банк в конце февраля.

Из кредитного досье ЕАБР видно, что займы «Богатырь Комир» выданы в рублях, тенге и, по всей видимости, в евро. А с учетом первичного характера санкций прямых угроз для работы угольного предприятия не просматривается. Однако на поверхности остается риск заморозки крупных «валютных» транзакций «Богатырь Комир».

Дело в том, что в отношении иностранных финансовых институтов власти США также установили специальные условия, согласно которым такие институты не должны заведомо содействовать в совершении «значительных финансовых транзакций» в пользу или от имени лиц, на которые распространяются санкции. Понятие «значительной финансовой транзакции» сформулировано достаточно широко, поэтому имели ли место «значительные финансовые транзакции», скорее всего, необходимо рассматривать в каждом отдельном случае, комментирует abctv.kz партнер казахстанской юридической фирмы Haller Lomax Тимур Одилов.

«Несмотря на то, что по общему правилу операции и средства лиц из списка SDN и зависимых компаний не должны подлежать каким бы то ни было ограничениям на территории других государств (при условии, что в сделке не присутствует в каком-либо качестве лицо из США (к примеру, денежные средства переводятся не через американский банк), в определенных обстоятельствах финансовое учреждение, задействованное в операции, может подвергнуться мерам воздействия со стороны властей США. Соответственно, для участников операции могут возникнуть определенные трудности и риски в отношении надлежащего исполнения планируемых ими транзакций», – пояснил г-н Одилов свое понимание ситуации, отметив, что не консультирует по законодательству США.

Не исключено и опосредованное влияние на производственные показатели ТОО «Богатырь Комир» через снижение покупок угля. В 2016 году объем продаж угля товариществом в России сократился на 12,8%, до 9,2 млн тонн из более 20 млн тонн всех поставок в РФ, следует из последнего национального энергетического доклада, подготовленного KazEnergy.

«ЕАБР, вероятно, переуступит свой долг российским или казахстанским банкам. Уголь «Комира» не используется для производства алюминия Rusal, поэтому потенциальное снижение производства не должно повлиять на спрос на его продукцию», – написал в электронном письме abctv.kz директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. В самом ЕАБР abctv.kz заявили, что «банк внимательно изучает сложившуюся ситуацию».

Пресс-служба немецкой ThyssenKrupp, которая является подрядчиком проекта модернизации «Богатырь Комир», сообщила, что компания будет следовать требованиям применимого законодательства.

«В рамках применяемого законодательства мы стараемся обслуживать наших клиентов. Мы не способствуем спекуляциям по специфичным проектам», – сообщил в ходе электронной переписки с abctv.kz представитель компании Никола Ретгер.

Глиноземный колосс

Из-за санкций Rusal может потерять свои экспортные рынки, кроме нескольких постсоветских стран. Рынок в США, куда компания поставляла до 20% своей продукции, закрыт, а Чикагская и Лондонская биржи перестали торговать ее алюминием, сообщали «Ведомости».

Очевидно, что это может сказаться на закупе казахстанского глинозема, который в рамках долгосрочного контракта поставляется Eurasian Resources Group (ERG). При этом казахстанская компания сама может сделать шаг для снижения масштаба сотрудничества с Rusal. К слову, сейчас поставки в РФ составляют две трети общего объема производимого в Казахстане глинозема в объеме около 1,5 млн тонн.

«Думаю, что закупки глинозема напрямую у ERG формально прекратятся, так как компания сама будет не заинтересована в операциях с фигурантом американского списка SDN. С другой стороны, никто не помешает ERG начать активную торговлю с мелкими трейдерами, а куда последние будут поставлять глинозем, компания-поставщик знать не может», – считает Худалов.

Вместе с тем директор группы корпоративных рейтингов АКРА полагает, что за счет высвободившейся ниши для АО «Казахстанский электролизный завод» (КЭЗ, входит в ERG) возможность поставлять металл в США расширится, даже несмотря на импортную пошлину на металл в этой стране. За счет произошедшего роста цен поставки будут выгодными, заключает он.

В самой ERG возможности снижения поставок глинозема Rusal и увеличения поставок первичного алюминия на экспорт не комментируют. Об этом в письме abctv.kz сообщил глава пресс-службы ERG в Люксембурге Андрей Белов.

Алюминиевые окна возможностей

Между тем глава Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий (АГМП) Николай Радостовец надеется, что ERG продолжит поставки глинозема Rusal.

«Мы поставляем сейчас, и дай бог, чтобы правительство (РФ. – Ред.) поддержало эту компанию, мы на это надеемся. Более того, мы надеемся, что те экономические санкции, которые наложены, они не будут распространяться на поставщиков в будущем», – сказал он abctv.kz в кулуарах брифинга в Службе центральных коммуникаций в Астане.

В то же время, по мнению Радостовца, сложившаяся ситуация вокруг Rusal может обернуться выигрышем для ERG, которая производит первичный алюминий на КЭЗ.

«Цена на алюминий поднялась на семь процентов. Мы должны воспользоваться этим. Более того, конечно, менеджеры компаний сейчас должны быть обеспокоены поиском альтернативных вариантов продаж [глинозем]. У нас есть Иран, у нас есть Китай, у нас есть азиатские страны, которые заинтересованы, и нам нужна помощь правительства в межправительственных переговорах, чтобы мы туда попытались найти альтернативы», – заявил он в ходе пресс-конференции, посвящённой проведению Всемирного горного конгресса в Астане в июне.

Вместе с тем заместитель председателя Комитета индустриального развития и промышленной безопасности Министерства по инвестициям и развитию Канат Баитов считает, что, скорее всего, российский рынок будет закрываться для казахстанского глинозема.

«Сейчас будем смотреть. Да, скорее всего. Потому что здесь не только закрываться. Перед нами поставлена задача строительства третьей очереди [КЭЗ], потому что, если историю смотреть, чтобы было понимание, мы сто процентов [глинозема], 1,5 миллиона [тонн] всегда отправляли на экспорт. Когда КЭЗ построился, мы начали уже перерабатывать у себя 500 тысяч тонн. Сейчас уже ERG ведет работы, разработку ТЭО, ПСД, экономику просчитывают, расширения КЭЗ. Если мы КЭЗ еще раз, грубо говоря, на 150-200 тысяч [тонн первичного алюминия в год] увеличим, то, получается, мы уменьшим экспорт и будем перерабатывать в Казахстане», – отметил он, отвечая на вопрос.

По словам Баитова, сейчас правительство занимается анализом всей ситуации, и, возможно, будет начат поиск новых рынков. При этом он отметил, что китайский Фонд Шелкового пути до конца года должен определиться с экономикой новой очереди КЭЗ в зависимости от мировой конъюнктуры.

«Наша задача – это увеличить переработку. Когда КЭЗ построился, там были две очереди. Первая была 125 тысяч тонн, потом вторая очередь плюс 125 тысяч – это первичный алюминий. А для первичного алюминия мы 480 тысяч тонн начали оставлять у себя в Казахстане глинозема. Сейчас наша задача, когда Giessenhaus (предприятие по производству легированного алюминия на территории СЭЗ Павлодара. – Ред.) пришел, из первичного алюминия мы начинаем перерабатывать уже оконные рамы, двери, в таком формате», – пояснил он после брифинга журналистам. Согласно информации Баитова, Giessenhaus в Павлодаре сейчас получает сплавы из первичного алюминия, из чего далее производятся алюминиевые диски. Кроме того, ожидаются инвестиции из Польши, которые также будут использовать первичный алюминий.

«Максимально, конечно, задача – это всегда диверсификация, у нас переделы – бокситы мы добываем, глинозем первый передел, первичный алюминий второй передел, сплавы третий передел, четвертый передел – это у нас получаются готовые изделия.

Наша задача – это максимум перерабатывать, это изначально диверсификация экономики, выпускать готовые изделия, качественные, новые сплавы», – убежден заместитель председателя Комитета индустриального развития и промышленной безопасности.

По информации депутата мажилиса Альберта Рау, сейчас на рудниках Краснооктябрьского бокситового рудоуправления добывается более 4 млн тонн боксита.

«Сразу что подумалось – почему мы не перерабатываем весь глинозем, потому что с советской эпохи сложилось, что мы на Красноярск поставляем, всегда один потребитель – это всегда риски (…) Конечно, хотелось бы надеяться, что мы не попадем под этими санкциями, сейчас там внимательно изучаем (…) Там это санкционная политика, с ней надо разбираться. Будем надеяться все-таки, что нас напрямую не коснется. Но если коснется, то действительно есть альтернативные рынки, и я думаю, сейчас компания [ERG] по ним работает. Однозначно они могут сегодня сказать, потому что вы же видите, на каком мировом уровне сегодня эти процессы проходят», – сказал он в комментарии СМИ в кулуарах брифинга.

В беседе с abctv.kz Альберт Рау высказал озабоченность возможными проблемами реализации глинозема, в то время как, по его словам, у казахстанского первичного алюминия сложились традиционные рынки, в основном в Китае и Турции, и с его сбытом нет особых проблем. Однако необходимо перерабатывать больше алюминия внутри страны, считает он.

«Где-то я оцениваю наши возможности – порядка до 50 тысяч [тонн первичного алюминия] в ближайшей перспективе из 250 тысяч мы сможем переработать. Вопрос в другом, что мы до сих пор около миллиона [тонн] глинозема отправляем [на экспорт], поэтому президент уже не первый год требует, что надо третью очередь КЭЗ строить. Может, это подтолкнет сейчас понимание, что все-таки надо больше у себя перерабатывать», – убежден Рау.

facebooktwittergoogle_plusredditpinterestlinkedinmailby feather
Рейтинг: 0

Автор публикации

не в сети 10 часов

MINEX Forum

0
Комментарии: 0Публикации: 128Регистрация: 04-04-2018