Александр Якубчук. Распределение полезных ископаемых

Irina Dorokhova | Февраль 25, 2017 | Просмотров: 1016

Добрый день, сегодня будет вторая лекция. Тема сегодняшней лекции – распределение полезных ископаемых. Я буду говорить о мире и кто чем «рулит». Зовут меня Александр Якубчук, я работал ранее в крупных международных горнодобывающих компаниях. На данный момент я являюсь операционным директором юниорной компании Orsu Metals Corporation, которая, в частности, работает в Казахстане, и мы начали новый проект в России. В прошлом также я был преподавателем и доцентом в Московском государственном университете, который закончил в 80-е годы.

* Видеоверсия лекции прилагается

Мой интерес к распределению полезных ископаемых, с одной стороны, научный, с другой стороны он чисто практический и связан с тем, что я в силу своей профессии имел возможность работать, посещать, бывать, проезжать примерно через больше, чем 70 стран мира. И так как геология мне интересна в силу моих личных пристрастий и профессии, то я пытался это как-то уложить в систему. Как раз в этой лекции я попытаюсь отразить свое понимание того, что из себя представляет планета, где, в какой стране, на каком континенте находятся основные полезные ископаемые.

Но начну я, пожалуй, с того, как эти полезные ископаемые распределены во времени – в геологическом времени. Считается, что планета Земля сформировалась примерно 4,5  миллиарда лет назад. Самые древние породы, которые обнаружены и продатированы в настоящее время геологами, имеют возраст примерно четыре миллиарда лет. Однако минералы – то есть то, из чего состоят породы в обломочном состоянии, в переотложенном состоянии, — есть и более древние. Возраст этих минералов – минералы называются цирконы – составляет около 4,3-4,4 миллиардов лет, и они были найдены в Западной Австралии. Об этом существует специальная научная литература, это можно найти достаточно легко в Интернете путем простого поиска. Это было передатировано много раз – ну вот… пока вводное.

Что касается полезных ископаемых, то одними из древнейших датированных полезных ископаемых планеты являются железные руды месторождения Isua в Гренландии. Возраст их около 3,9 миллиарда лет. В целом же полезные ископаемые того или иного металла – я в первую очередь буду говорить о металлах – формировались на протяжении практически всей истории Земли, но неравномерно. И первый слайд в этом разделе лекции как раз показывает одну из сводок, в которой собраны данные примерно по 3500 месторождениям. Это, в основном, разного вида месторождения золота и цветных металлов. Этот график в виде гистограммы показывает распределение этих месторождений.

Слайд15

 

Видно, что они формировались во времени неравномерно. Тут есть такие пики. Эти пики существуют примерно на уровне 3 миллиарда 200 миллионов лет, 2 миллиарда 700 миллионов лет, примерно 1 миллиард 900 миллионов лет назад, ну и дальше начинаются пики около 500 и 300 миллионов лет назад. Ну и самый большой пик начинается примерно с 70 миллионов лет назад до настоящего времени. Примерно 73% месторождений из этой выборки «3500 месторождений по миру» приходятся на возраст от нуля до 600 миллионов лет. Нужно сказать, что период, когда месторождения или слои, в которых эти месторождения находятся, можно датировать палеонтологически, то есть путем нахождения органических остатков или их отпечатков, он соответствует примерно последним 600 миллионам лет. И примерно с 540 миллионов лет – это начало кембрийской эры – появляются собственно скелетные остатки. Так вот количество месторождений, которое приходится на этот период, больше всего. Хотя существует достаточно большая группа – примерно почти треть месторождений (около 30%), которые соответствуют докембрийским эпохам. Какие здесь причины, почему это так? Одна из причин – более молодые месторождения лучше сохраняются в силу меньшей эродированности — в результате процессов эрозии, которые происходят и в горных странах, и в равнинных странах. То есть докембрийские месторождения в силу своей большей древности сильнее разрушены процессами поверхностными. Вторая причина, с чем это связано — с тем, что… (Для этого нам нужно посмотреть на следующий слайд, где показана наша планета и белым цветом показаны океаны и так называемые осадочные бассейны, то есть то, что перекрывает складчатые структуры, в которых, собственно, и находятся месторождения металлических полезных ископаемых), — то мы из того, что приходится на сушу, примерно 50 только процентов имеем выходящего на поверхность.

Слайд16

Все остальное – это либо океаны, либо покрыто осадочными бассейнами. Но осадочные бассейны нам тоже интересны в силу того, что в них находятся нефтяные и газовые месторождения, а также угольные месторождения и ряд других. Но об этом я говорить не буду, я буду говорить, в основном, о металлических полезных ископаемых. Также есть области, которые малодоступны – это Гренландия в силу ледяной покрышки и Антарктида, тоже в силу ледяной покрышки. То есть то, с чем мы имеем дело, — это примерно 50% поверхности суши. Соответственно, эти бассейны закрывают то, что под ними находится, то есть как докембрийские так и фанерозойские, то есть те, которые моложе, чем 540 миллионов лет.

Начать я хотел бы с золота. По моему опыту работы, в какой бы стране я ни работал, будь то Казахстан, Россия или любая другая страна – Африка или Северная Америка – то когда местные люди узнают, что ты геолог, первый вопрос, который они задают: «Золото ищете?». Так вот золото, действительно, в структуре финансирования поисковых работ в мире, в конкретной какой-то стране всегда преобладает. Когда я работал в ВНР (это было в 1990-е годы), несмотря на то, что золото ВНР добывает только попутно в настоящее время, но примерно 65% бюджета своего они тратили на поиски золотых месторождений. И, в принципе, такая структура превалирования золота в финансировании поисковых работ характерна для многих стран: для России, для ряда других стран тоже.

Следующий слайд показывает распределение месторождений золота, которые отрабатывались, отрабатываются или находятся в стадии поисково-разведочных работ примерно на начало 2015 года по всему миру. Месторождения здесь показаны только те, которые имеют декларированные запасы или ресурсы свыше 1 млн тройских унций (то есть 31,1 тонны).

Слайд17

Надо сказать, что золото формируется в самых разнообразных геологических обстановках, известно во всех геологических эпохах и на всех континентах мира. Но оно распределено – даже из этой карты видно – неравномерно. Абсолютным гигантом является Южная Африка. Там были сосредоточены самые большие мировые запасы в бассейне Витватерсранд. Это довольно древнее образование. Примерно… Там существуют определенные дискуссии на предмет формирования – возможно, оно формировалось неоднократно или перераспределялось первичное золото неоднократно. Но – 2,7 миллиарда лет и древнее. Надо сказать, что, если вы посмотрите квадратики, – это месторождения-супергиганты с запасами более 30 млн унций – грубо, 1000 тонн, чуть меньше. Так вот, количество этих квадратиков, которые находятся в Южной Африке, их гораздо больше. И вы видите, верхний предел самого большого месторождения (а это одно месторождение) – это 300 миллионов унций. То есть в этом бассейне Витватерсранда (я не собираюсь говорить об особенностях геологии его, кто заинтересован, может почитать специальную литературу), но отдельные месторождения там имели запасы до трехсот миллионов унций, то есть это около… свыше 9 тыс. тонн в одном месторождении. И таких месторождений там много. Но я думаю, что примерно 40% исторически добытого мирового золота добыто в Южной Африке. Это страна, которая определяла конъюнктуру на золото в течение многих лет. Когда-то это была часть Британской империи, потом это была страна, в которой была система апартеида, это была самостоятельная страна. Но исторические связи сохранялись, и именно золото было одной из причин, почему, собственно, Южная Африка существовала долгое время как страна. Там, кстати, ну, наверное, одна из самых развитых в мире золотодобывающих промышленностей находится, хотя она и находится в состоянии плавного спада. Еще в 70-е годы или в начале 80-х годов – до середины, даже, наверное, до конца 80-х годов Южная Африка была на первом месте [по добыче золота]. Но к настоящему времени эта ситуация изменилась, доминирующей страной по производству является Китай.

Слайд17-2

Если вы посмотрите на эту карту, то увидите, что месторождений свыше 30 млн унций в Китае нет. Но зато есть очень много небольших месторождений, которые отрабатываются, в том числе, в ручную. И в силу специфики экономической системы Китая, где дешевая рабочая сила, они смогли вовлечь в отработку очень много мелких месторождений, хотя таких гигантов производящих там, нет.

В то же время интересно посмотреть распределение вот этих месторождений (больше чем в 30 миллионов унций) по другим континентам. Вы увидите, что, например, их всего три находится в Южной Америке. Одно находится в Карибском бассейне – это Пуэбло Вьехо в Доминиканской Республике. Довольно много их находится в США и Канаде. Но в основном (не исключительно, но в основном)  это золото там является попутным компонентом к производству меди из порфировых месторождений. Что касается Австралии, то гигантские месторождения золота там являются основным продуктом в этих месторождениях (в основном, в Западной Австралии) – это архейские либо протерозойские месторождения. И Юго-Восток Австралии. В центре Южной Австралии месторождение Olympic Dam – крупное месторождение не только по золоту, но, в первую очередь, по урану. Также там присутствует медь и ряд других компонентов. Ну и Olympic Dam, кстати говоря, является крупнейшим в мире скоплением урана в одном месте.

Также крупные золотые месторождения существуют в том, что называется Океанией – это Папуа-Новая Гвинея и прилегающие острова. Это также в основном месторождения порфировые, хотя не только. И теперь мы переходим в Евразию и видим достаточно неравномерное распределение. Хотя, как вы видите, золото располагается поясами, но присутствие этих супергигантов больше 30 млн унций – оно достаточно неравномерно. Есть, опять же, в порфировых системах в Пакистане, в порфировых системах Сербии, как ни странно. И вот этот пояс, который протягивается туда, геологически, из Папуа-Новой Гвинеи – так называемый пояс Тетис. Если мы теперь уходим на территорию северной Евразии, то, в первую очередь, на себя обращает внимание пояс Тянь-Шаня. Там находятся несколько месторождений-гигантов по золоту с запасами свыше 30 миллионов унций. И, в первую очередь, следует упомянуть Мурунтау. Мурунтау вообще является своего рода уникальным месторождением. И оно по, скажем, количеству металла, производимого в год, достаточно давно находится в первой десятке в мире, если не в первой пятерке. При этом в Узбекистане есть еще и второе большое месторождение – это Алмалыкская группа медно-порфировых объектов, в которых золото является попутным продуктом. Ну и вот, собственно, благодаря только этим двум месторождениям Узбекистан находится в первой десятке крупнейших производителей золота в мире. В первой десятке или около того.

Что касается Казахстана, то таких гигантских месторождений нет, хотя, скажем, история Мурунтау, попутно, достаточно интересна. Дело в том, что, когда принималось решение о начале разработки Мурунтау, это был конец 60-х годов, то четко демаркированной границы между Казахстаном и Узбекистаном не было. И так как это довольно пустынная территория, то она была заселена этническими казахами, которые там мигрировали, вели традиционный образ жизни. И вопрос о том, к кому, собственно, должно относиться Мурунтау – к Казахстану или Узбекистану – он решался между двумя лидерами этих республик. В те времена – между Кунаевым и Рашидовым. Я имел возможность работать с сыном Рашидова в Узбекистане, и он рассказывал, что его отец ездил, встречался с Кунаевым в тех местах, и они решали. Ну и для того, чтобы усилить Узбекистан, было решено, что эта территория отойдет к Узбекистану. Таким образом, Мурунтау оказалось в Узбекистане хотя могло бы быть в Казахстане. Вот такая любопытная история на уровне, если хотите, исторических… сплетнями я бы это не назвал, но… на уровне исторических разговоров.

В Монголии до недавнего времени не было тоже таких крупных месторождений, хотя в советское время были открыты ряд объектов. Но ни один из них на золото не разрабатывался. Ну и в постсоветскую эпоху Монголия стала довольно-таки заметным производителем золота, в первую очередь, в силу того, что в советские времена там были открыты россыпи на монгольской территории, но, скажем так, в верховьях притоков реки Селенги, которая впадает в Байкал – так называемой долине Замар. И достаточно быстро в постсоветское время монголы смогли эти россыпи вовлечь в отработку, в том числе российские компании участвовали в добыче. И Монголия добывала примерно 10-15 тонн золота только из россыпей. Потом были вовлечены в отработку месторождения типа Boroo – не очень большое, но достаточно интересное. Это — компания Centerra Gold, то есть та же, которая отрабатывает месторождение Кумтор в Кыргызстане. Ну и потом был открыт Ойю Толгой – вот он здесь показан таким квадратом, который соответствует «более, чем 30 миллионов унций». И это месторождение – несколько лет назад на нем началась добыча, — сейчас является заметным производителем золота. И вносит свой вклад в общий ВВП Монголии, который значительно вырос, только благодаря вовлечению этого месторождения в отработку.

Что касается России, то, как видите, в России в разных частях присутствуют эти объекты-супергиганты. Самым известным из них  с точки зрения добычи на данный момент является Олимпиада – это в Красноярском крае, в Енисейском кряже отрабатывает компания «Полюс». Месторождение «растет»: когда-то оно в советские времена, считалось около 700 тонн золота, то сейчас удвоенные запасы, при этом идет значительная добыча – около 0,6 миллионов унций в год плюс там со спутниками получается больше. До этого в России крупнейшим отрабатывавшимся месторождением золота были.. это район Балея. И Наталка, которая была не очень крупным производителем, но крупна по запасам. Ее запасы были переоценены, пересчитаны, там был ряд проблем с оценкой. Но это месторождение все равно осталось крупным. И, естественно, Сухой Лог. С точки зрения ресурсов, Россия является второй в мире после ЮАР по количеству золота, которое находится или находилось в ее недрах. И до 1917 года Россия даже была на первом месте по мировому производству золота, которое было тогда значительно ниже.

Если мы сейчас перейдем на следующий слайд, то посмотрим, что же происходит в 2015 году. Я собрал эту информацию – видно, кто является основным лидером по производству золота на данный момент. Это данные геологической службы США января 2016 года, то есть они отражают 2015 год.

Слайд18

Мировым лидером является Китай – я объяснил, почему: не потому, что там месторождения крупные, а потому, что там много китайцев, дешевая рабочая сила. На втором месте находится Австралия, на третьем – Россия.

На этот год оценка, что Россия произведет 290 метрических тонн золота и посмотрим, что произведет Австралия. Значительный рост в России… Нужно сказать, что, по сравнению с 1990-ми годами Россия практически (если вот эта цифра в 290 тонн состоится в этом году) удвоила за 20 лет свое производство золота.

Далее следуют США, Перу. Многие будут удивлены, но в Перу много добывается золота, в основном, из порфировых месторождений как попутный продукт. Но также крупнейшим производителем золота в Перу является компания Newmont, которая разрабатывает месторождение Yanococha – это так называемое высокосульфидизированный эпитермальный объект. Он имеет среднее содержание всего около 1 грамма, но так как все это находится вблизи поверхности и окислено, можно вовлекать большие объемы руды в отработку и даже на одном грамме добывать значительное количество золота.

Далее практически на равных с Перу – Канада, которая последнее время стабилизировала свою добычу, даже несколько увеличила. Но видите, что здесь Южная Африка располагается в данный момент на седьмом месте. По сравнению с 1970-ми – 1980-ми годами, когда Южная Африка была на первом месте, она сейчас откатилась вниз. С чем это связано: с тем, что… (Бассейн Витватерсранд по-прежнему остается гигантом), но добыча сейчас ведется на глубинах свыше трех километров – до 3,5 километров. Тяжелые, очень условия добычи. Выемочная мощность у так называемых кварцевых коггломератовых рифов составляет примерно в среднем 1 метр или около того, и очень редко бывают раздувы этих мощностей. Там при этом содержания около 15 грамм. Соответственно на такой глубине – на планете существует так называемый геотермальный градиент – с глубиной вырастает температура недр. Температура там свыше 40 градусов, нормальные люди там не могут работать. Поэтому там работают, в основном, африканцы. На большой глубине вынуждены ставить холодильники, чтобы все это охлаждалось, в лежачих условиях – очень тяжелые условия добычи. И рудники не работают 365 дней в году, они работают примерно со всеми праздниками и прочим… они не работают в субботу и воскресенье, сразу отнимается 100 дней плюс праздники – соответственно, они работают где-то 240 дней в году. Примерно. И на такую глубину можете представить, что только доставка и оборудования и людей занимает очень много времени. Поэтому большие сложности сейчас у южно-африканской добывающей промышленности.

Дальше — страны, ряд из которых я упоминал. Мексика увеличила свою добычу, Узбекистан достаточно стабильный, на своих 90-100 тоннах живет уже много лет. И Гана. Гана и вообще Западная Африка является одним из приоритетных направлений, куда инвесторы вкладывают деньги в силу разрешительных условий и так далее. Можно достаточно быстро вовлечь в отработку месторождение. Не только в Гане, но и в ближайших странах Южной Африки. Сейчас Западная Африка – приоритетное направление с точки зрения вложения денег в золотодобычу.

Бразилия тоже переживает некоторый ренессанс, однако, в целом, Бразилия на спаде. Ну и Индонезия достаточно стабильна. Это — первая десятка или около того — стран.

Надо сказать, что за всю историю добыто около 170 тысяч тонн золота. Сейчас годовая добыча где-то составляет примерно 2500 тонн в год, она варьирует, естественно, этого я касался в предыдущей лекции. Ну и из этого более половины мирового золота добыто в ЮАР.

Если — это можно встретить во многих публикациях – все золото собрать в одном месте, то это будет — некоторые говорят «шар», некоторые говорят «куб» со стороной 30 метров. То есть это достаточно компактный продукт. Кстати, один из самых плотных с точки зрения удельной плотности металлов на Земле. Поэтому-то его легко возить. Ну и… много стоит.

Из этих 170 тысяч тонн примерно 2/3 добыто после 1945 года, когда золото должно было быть эквивалентом доллара США в первую очередь.

Слайд18

Потребление:  по потреблению здесь в правом нижнем углу показана диаграмма, где больше всего потребляется золото. Как ни странно, это Индия. Причин здесь несколько. Во-первых, в Индии очень большое население – второе по численности на планете после Китая, свыше 1 миллиарда. Естественно, когда в Индии играются свадьбы, то каждый должен иметь золотое кольцо. Но также в Индии существуют центры переработки металла в ювелирные изделия, которые потом продаются в остальном мире. Поэтому здесь два фактора, которые говорят о потреблении золота именно в этом смысле. На втором месте находится почти по той же причине Китай. Ну и далее вы видите, что значительное потребление существует в Европе и бывшем СССР. Значительное потребление опять же в силу исторических причин и культурных пристрастий – это Ближний Восток, включая Турцию. Если кто бывал в Турции, то видели, как много там продается ювелирных изделий практически везде, в том числе в аэропортах и так далее. Ну и, естественно, в силу богатства этих стран, в Северной Америке также значительное потребление. На все остальные страны, включая Австралию, Африку и Южную Америку, приходится примерно 15% по состоянию в 2010 году. Пожалуй, на этом я закончу по золоту, так как это естественный конец этой части. Если есть вопросы, то я готов ответить.

— Да. Вот смотрите: Вы говорили, что большая часть месторождений сформировалась в течение последних 500 миллионов лет и чаще всего упоминали про крупные месторождения золота в связи с порфировыми системами. Можно ли говорить о том, что крупные месторождения золота чаще привязаны, опять же, к этим порфировым месторождениям. И когда все-таки сформировались эти крупнейшие золотые месторождения?

— Месторождение Лихир, которое находится на одном из островов вблизи Папуа-Новой Гвинеи, оно вообще формируется до сих пор, оно до сих пор горячее, оно свыше 30 миллионов унций содержит. Нельзя сказать, что только в какое-то время. Но вот были геологические эпохи, в которые их формировалось больше, чем в другие. В основном, это связано либо с эпохами образования так называемых суперконтинентов. Вот, если мы посмотрим на современную карту, то увидим, что континенты так разделены океанами, распределены более-менее равномерно по поверхности Земли, хотя, скажем, Тихий океан самый большой. Но были периоды, геологи все об этом знают, когда вот эти континентальные массы собирались в единую. И вот, скажем, последнее, то, что в школе все проходят – суперконтинент Пангея, когда все континентальные массы были едины. Он существовал с 320 по 180 миллионов лет. Начался его распад 180 миллионов лет назад. Но вот пик его сбора приходится на 320 – 300, может быть, даже 290 миллионов лет назад. И вот вы видите, если вернуться на этот слайд, что пик приходит именно туда. Скажем, возраст месторождения Мурунтау 290 миллионов лет. Возраст месторождения Кальмакыр – это вот Алмалыкская группа – 320 миллионов лет. Те, что в Узбекистане. Возраст Кумтора – в Кыргызстане – это около 290 миллионов лет, возраст Бакырчика в Казахстане тоже эта цифра – примерно около этой. Березовское месторождение в России, рядом с Екатеринбургом – около 300 миллионов лет. То есть как бы этот пик существует, если, скажем, говорить о Средней Азии в основном, о бывшем СССР. Хотя если мы уходим ближе к Тихому океану, там уже более молодые формируются вещи. Поэтому несколько было таких периодов, нельзя сказать, что только в этих. С чем связано, что золото в порфировых? Ну, оно не только в порфировых, оно и в больших эпитермальных месторождениях, которые генетически связаны с порфировыми, находятся близко с ними. Но в силу того, что, когда добывается медь, особенно в Чили или в Перу, то вовлекаются большие объемы передвижения горных масс – это 30-40 миллионов тонн в год, то, соответственно, даже золото, которое имеет содержания менее одного грамма, в результате на выходе получаются достаточно большие цифры. И когда мы на прошлой лекции рассматривали, что по мере вовлечения более бедных месторождений, скажем, среднее содержание золота падает, оно связано с тем, что вовлекаются те месторождения в отработку, где золото является попутным продуктом. Именно поэтому, скажем, можно отрабатывать месторождения более бедные с точки зрения золота, но самостоятельно они бы не могли отрабатываться с такими содержаниями. Вот я бы так ответил. Не совсем, может, четко, как Ирина хотела бы услышать. Но не существует простого ответа.

— Ясно, спасибо. Вот, Вы знаете, Вы упомянули про месторождение, которое формируется. Немножко поподробнее про него расскажите. Что это за месторождение и как это происходит – формирование золотой руды. Это как?

— Вот, все, наверное, так или иначе имели возможность видеть работу гейзеров – на Камчатке, в Новой Зеландии или, скажем, на западе США – популярные картинки, видеокартинки можно найти в интернете. Вот, как раз то месторождение, которое я имел в виду, — это из этой серии. Там уже, правда, гейзеры не бьют, но это остывающий вулкан. Когда достаточно он еще горяч, чтобы та вода, которая находится в подземных условиях, она была в нагретом состоянии, она была бы в состоянии таком, достаточно активном по отношению к окружающим породам, могла бы растворять сульфиды, а, соответственно, превращаться в слабый раствор серной кислоты, который достаточно активен по отношению к золоту. Если даже в небольших количествах золото будет присутствовать в этих породах, и потом выходить на поверхность и переоткладываться в жилах либо в таких зонах брекчии, или зонах разгрузки – где гейзер разгружается. И золото там отлагается. Если касаться месторождения конкретно Лихир, то там достаточно горячие в прямом смысле условия, и там существуют технические проблемы с отработкой, в том числе с коррозией. В Новой Зеландии, кстати. На Северном острове пытались в гейзеры вставлять трубы, и золото откладывалось на внутренних стенках металлических труб и таким образом золото добывать. В небольших количествах, конечно. Но, это активный процесс идет. На Камчатке существуют такие объекты.

— Понятно. Ясно. И сколько должен происходить процесс, чтобы месторождение золота достигло промышленных масштабов? Ну, например…

— Этот процесс долгое время был непонятен. Считалось, что должно пройти достаточно много миллионов лет, чтобы это произошло. Но в последние примерно 10-15 лет были проведены работы на западе Южной Америки, где одни из самых молодых систем существуют, в том числе и уже которые не формируются. И было проведено детальное геохронологическое датирование таких месторождений. Оказалось, что, как ни удивительно, но месторождения меди и золота – которые, скажем, эпитермальные или порфировые в условиях Анд (последние 60-65 миллионов лет формируются в несколько пиков) – оказалось, что, если брать каждый из этих пиков и каждую рудную систему, то формирование происходит очень быстро – от двух до пяти миллионов лет. То есть это достаточно геологически быстрый процесс. Понятно, что для человеческой жизни это длительный процесс, но геологически это практически мгновенно происходит.

— Ясно. Тогда еще последний вопрос по золоту. Скажите, пожалуйста, зоны формирования золотых месторождений – это зоны вулканической активности или как-то по-другому? Где сейчас формируются золотые месторождения?

— В настоящее время золотые месторождения формируются в зонах вулканической активности в основном вокруг Тихоокеанского кольца – вокруг Тихоокеанского побережья по всей его длине. Формируются они также в Индонезии – та часть, которая обращена к Индийскому океану. Пожалуй, и все. Хотя можно было бы говорить о Карибах, но там, пожалуй, Пуэбло-Вьехо в Доминиканской Республики является единственным исключением – но исключением. Это — где формируется сейчас. Все остальное – то, что находится в пределах внутри континентов, когда-то было такими областями, то есть там было рядом открытое океаническое пространство. Также золото формируется в условиях орогенеза – крупных деформаций столкновения континентов. Вот если брать Тянь-Шань, то это, в основном, эта часть, к этому относится. Если Урал или то, что в Сибири находится, или в Восточном Казахстане – это к палеозойской эре относится, это то, что происходило от 500 до 290 миллионов лет назад, ну и также в основном, такие месторождения сохранились, которые связаны с орогеническим процессом. То есть не напрямую с вулканизмом, но, скажем, с деформацией и интрузивами гранитного ряда. То есть кислого ряда магматизм. Это относится к протерозойским и к архейским – вот, то, что Канада, Южная Америка в районе Бразилии и прилегающих стран на север. Это большая часть Австралии, в основном, Западная, ну и Африка почти вся.

— То есть там, получается, все завершено?

— Там все завершено. Давно.

Ясно. Хорошо, спасибо. Следующая часть.

 

Теперь я хотел бы поговорить о меди. Следующая карта – она взята мною из публикации геологической службы США, которая делала мировую компиляцию по тому, где какие месторождения находятся.

Слайд20

Нужно сказать, что большая часть мировой меди – я в цифрах боюсь ошибиться, но, наверное, думаю, что это 60-70%, — добывается из порфировых месторождений. И вот здесь эта карта показывает красными точками распределение медно-порфировых месторождений в мире. Видно, что Тихоокеанское кольцо опять присутствует, то есть запад обеих Америк. Это на востоке Австралии, потом это область Индонезии. Дальше идет Европа по поясу Тетис. Это Казахстан, Монголия. Здесь все возраста учитываются. Не обязательно это отрабатываемые месторождения. Просто все объекты, которые считаются порфировыми. Видно, что практически нет таких месторождений в Африке. Ну и второй тип месторождений, который показан здесь, — это проявление так называемой меди в осадочных породах, в медистых песчаниках. В Казахстане самым известным из них является, естественно, Жезказган, хотя присутствуют и другие, более мелкие объекты. Но если, скажем, говорить о порфировых месторождениях, то таких месторождений по миру разного возраста, в том числе мезозойские, кайнозойские, палеозойские и даже протерозойские в Швеции вовлечены в отработку, то большого разнообразия медистых песчаников [нет]. Добыча меди из медистых песчаников производится только лишь – Казахстан (район Джезказгана), Польша (так называемый Купфершиффер) – примерно близкие по возрасту, хотя несколько моложе, чем в Казахстане – это пермские образования и там, и там. И третья область добычи, где медь добывается из таких вот песчаников, — это Замбия и Конго. Все остальное – это многочисленные проявления, которые в настоящее время в отработку не вовлечены, хотя и среди них также присутствуют гиганты, в том числе, наверное, одно из самых крупных месторождений меди в России – это Удокан, который находится на севере Забайкальского края (бывшая Читинская область). Оно открыто в 1949 году. Сейчас на дворе 2016 год, оно остается неотрабатываемым в силу разных причин.

Кроме этих двух основных типов, также медь присутствует и в ряде других типов месторождений, в частности, примерно из 900 тысяч тонн меди, которые Россия производит ежегодно, примерно половина добывается из норильских месторождений, где основным компонентом является никель, платиноиды, немножко золото. Это связано с другим типом, с трапповым магматизмом.

Еще, скажем, такой тип, который благоприятен для меди, — это так называемые колчеданные месторождения. В Казахстане наиболее известными из них являются месторождения Рудного Алтая, хотя там и медь, скорее, является попутным продуктом для производства свинца, цинка, серебра и золота. То же самое относится к российскому Уралу. Ряд таких объектов вовлечены в отработку в Канаде, они на этой картине не показаны.

Ну, и также еще несколько экзотический тип – источник меди – это так называемые по английской аббревиатуре IOCG, это Южная Австралия, месторождение Olympic Dam, которое я уже упоминал. Такого же типа объекты вовлечены в отработку в Бразилии.

Но, как я уже говорил, основной источник мировой меди – геологически, генетически – это медно-порфировые месторождения.

Если говорить о гигантах,  — это следующий слайд.

Слайд21

Гигантами, пожалуй, можно назвать объекты с содержанием более 10 миллионов тонн меди. Хотя      есть еще среди них разряд «супергигантов». И считается такая, несколько странная цифра, около 22 миллионов тонн меди, содержащиеся в этих месторождениях. Это статистическая цифра, поэтому она такая… несколько неровная. Ну, мы говорим о том, как распределены объекты разного типа, которые имеют запасы более 10 млн тонн меди. Вот если на эту карту на следующую посмотреть — я прошу не обращать внимание на цветовой фон, (это некие геологические, тектонические провинции в моем понимании, я хотел, скорее, говорить о географическом распределении), то самого большого размера кружки  — это вот как раз где супергиганты с запасами свыше 22 млн тонн, они находятся в Чили. Чили, в основном, северное, хотя и центральное Чили тоже. При этом есть такой… некий политический казус, в том смысле, что, когда Боливия воевала с Чили, они воевали за пустыню Атакама, в которой, собственно, эти месторождения и находятся. В результате этой войны, когда никакой добычи меди еще не было, Боливия потеряла выход к Тихому океану. Вот если бы этого не произошло или Боливия бы выиграла войну, тогда сейчас бы Боливия была бы крупнейшим производителем меди. Но история есть история, на данный момент это Чили, и основные объекты находятся там. Это пустынный район, я там бывал в 1995 году, объездил несколько объектов. Там находятся самые крупные в мире медно-порфировые месторождения. И они же имеют самые высокие содержания. Пожалуй, только с ними может соревноваться (если посмотреть, запад острова Папуа-Новая Гвинея к северу от Австралии), то политически относится к Индонезиии месторждение Grasberg. Он такой единственный конкурент по порфировым объектам с точки зрения содержания и размеров. Но таких объектов там немного. Значит, на данный момент это Чили. И они обеспечивают примерно 35% мирового производства меди уже в течение многих десятилетий. Они сталкиваются с громадными проблемами, в первую очередь, в силу того, что это пустыня и там нет воды. Правительство Чили вынуждено спонсировать опреснение морской воды и транспортировку ее водопроводом к этим месторождениям для технических целей, поднимать на высоту 2000-3000 метров. Соответственно, это просто так не прокачается, это дополнительные усилия. Но, тем не менее, Чили в течение многих десятилетий обеспечивает это. Близость к океану помогает транспортировать эту медь достаточно далеко, и вот 40% из примерно 18 миллионов тонн годовой добычи меди потребляет Китай, в котором, как вы видите, месторождений практически нет такого размера. Есть мелкие, Китай увеличил производство меди у себя. Но ее не хватает для удовлетворения нужд страны, поэтому они, как пылесос, скупают ту медь, которую, в частности, добывает Казахстан, которую добывает теперь Монголия, ну, везут к себе.

Вторая область, где, скажем, существует значительное производство меди на планете, – это запад США и прилегающая Канада. Однако, эти месторождения, хотя они порфирового типа тоже, они гораздо более бедные и по размерам имеют меньшие запасы. Опять же, эти месторождения располагаются близко к побережью. Канадцы, в частности,  как ни странно, не очень много меди продают США, в основном, они везут через океан в Японию, и Япония очень охотно финансирует начальные стадии строительства рудников на таких месторождениях.

Ну и третья область, в которой существует значительное производство меди, — это на данный момент испытывающая быстрый рост Демократическая республика Конго и Замбия. Там именно в медистых песчаниках открыто достаточно много месторождений, в том числе, гигантских, и это наиболее значительный и быстрый рост в настоящее время.

То, что касается Евразии, то часть таких месторождений, если говорить о юге, существует в пределах пояса Тетис, но в силу ряда причин – вот, например, месторождение Айтык в Афганистане: трудно его отрабатывать. Оно, кстати, Джезказганского типа. Но есть объекты в Иране, в Пакистане. Иран добывает медь, но в умеренных количествах. То же самое относится и к Бирме к востоку от Индии. Что касается Пакистана, то там значительный диспут происходит: месторождение открыто, разведано, но не отрабатывается. Ну а если мы идем в северные регионы Евразии, то Алмалык, уже упоминавшийся,  в Узбекистане, Джезказган, недавно вовлеченные в отработку Актогайские объекты (являются крупными, хотя и бедными). Про Монголию я уже говорил. Значительным объектом является Норильск, который  на севере Сибири показан. Удокан не отрабатывается, как я и говорил. Доразведуемое в настоящее время месторождение Песчанка. Оно, в общем-то, уже разведано, но сейчас они рассматривают, как они добывать будут в таких удаленных условиях.

Ну, и в Европе значительным производителем меди является компания «Польска медь», она разрабатывает месторождение джезказганского типа, оно называется «Купфер Шиффер», как я уже говорил. До второй мировой войны это было на территории Германии, но после реконфигурации политической карты это стала Польша.

В 2015-2016 годах в силу падения цен на медь многие рудники – в основном, в Африке, правда, были закрыты. Посмотрим, что будет на конец 2016 года с точки зрения добычи. По состоянию на 2014 год это было 17 миллионов тонн из рудников. Для сравнения могу сказать, что в 2000 году добывалось примерно 10 миллионов тонн, то есть за 15 лет произошел 70%-ный рост, при этом в-основном за счет Центральной Африки, в основном, за счет запада Южной Америки. Ну а, скажем, если говорить о Евразии, то и Казахстан, и Россия практически с точки зрения физических объемов они остались на том же месте, но потеряли в процентном выражении.

Про медь я, пожалуй бы, на этом закончил, упомянув только, что 35% мирового производства меди в Чили означает, что, фактически, будет там забастовка или нет, допустим, обеспечат ли они электроэнергией или водой местные, производства, в значительной степени влияет на то, сколько (ну, кроме политически кризисов, в том числе) будет стоить медь на мировом рынки и, соответственно, будет ли она рентабельна на мировых рынках.

— Ясно, спасибо. Вот смотрите. Не берем пока политическую обстановку и допуск, допустим, иностранцев к месторождениям, если брать только геологию, размеры, содержания, глубину залегания, легкость отработки, то какие месторождения в этом смысле и какие страны, которые содержат эти месторождения, наиболее привлекательны?

— С точки зрения не только вот этих факторов, которые Вы назвали, но и потребления конечной продукции, потому что, например, из этого количества меди, которое добывается в Чили, очень мало потребляется внутри, оно вывозится в другие страны. Поэтому, считается, что наиболее благоприятными является все-таки то, что находится ближе к океану. Когда я работал в ВНР, например, они говорили, что «мы не рассматриваем ничего, что находилось дальше трехсот километров от побережья». этот подход меняется со временем, особенно с развитием железнодорожной сети, особенно, если это находится близко к Китаю. Поэтому, скажем, Казахстан, Монголия интересны для таких вложений тоже. Но здесь мы уже начинаем больше говорить о политической компоненте: хочет ли страна контролировать свое собственное производство или нет. Но это уже немножко за пределами геологической дискуссии находится. Но вот, скажем, если брать Пакистан, то месторождения, о которых я говорил, Реко Дик, их открыло ВНР в 90-е годы. Потом это перешло к Barrick’у и «Антофагасте», и на местном уровне, фактически, отобрали у них потом эти месторождения. Сейчас это в международном арбитраже находится.

Все сильно зависит… здесь совокупность факторов должна быть. Но считается, что, кроме того, что я уже сказал, благоприятным также является Центральная Африка. При всей сложности, которая там есть, Конго и Замбия (что люди сразу готовы там браться за автоматы, если что), тем не менее, считается, что этот регион привлекателен в этом смысле.

— Понятно.

— Пытается, скажем, Болгария, Сербия, Турция в этой полосе искать. Там есть объекты, правда, меньшего размера, поэтому на этой карте они не показаны. Но там тоже существуют свои сложности.

— Ясно. А все-таки что касается Конго и, опять же, если вынести за скобки автоматы и политику, то Вы не могли бы рассказать немножко поподробнее про эти месторождения.

— Эти месторождения такого же типа, как Джезказган, но они имеют более древний возраст – около 500-600 миллионов лет. Но геологическая позиция – это как Джезказган, если говорить в двух словах. Они известны достаточно давно. Там существует сложность другого рода. Они богаты. В них содержание меди 2-4%. Но в силу того, что они находятся в карбонатных породах, то, скажем, традиционные способы их отработки путем окисления руды с помощью кислоты, ну то есть перевод меди в раствор, а потом осаждение электрохимическим способом, наталкивается на ряд проблем. Потому что кислота в первую очередь реагирует с карбонатным веществом и только потом – с сульфидным веществом. С сульфидами или окисленными формами сульфидов и других минералов. И поэтому они не могут извлекать все эти содержания, которые там есть. Извлечения где-то, на разных объектах по-разному, составляет 50-60%. Поэтому если у вас содержания 2-4%, то вы извлекаете 1-2%, что выше, чем любой рудник в Казахстане, например. И поэтому вы можете жить с такими потерями. Но в результате образуются достаточно большие хвосты с богатыми содержаниями, так что делали попытки разные компании, в том числе ENRC, входить туда и отрабатывать, но пока никто успешно этого не смог сделать ни во времена их, ни до них.

— И последний вопрос про медь: скажите, пожалуйста, отчего – это, конечно, вопрос не геолога, но тем не менее. От чего зависят содержания в сходных системах, в тех же порфировых? Почему в Чили богаче порфировые месторождения, а в Казахстане беднее?

— Самая главная причина – что в условиях Анд (конкретно Анд), в меньшей степени в условиях Кордильер, то есть запада Северной Америки, формируются так называемые зоны вторичного обогащения. Что это значит? Это значит, что на любое месторождение действуют поверхностные воды. Они, реагируя с сульфидами, превращаются в слабый раствор кислоты. Эта кислота растворяет те металлы, которые находятся в этих сульфидах, и, если бы это был влажный климат, как, например, Папуа-Новая Гвинея, то там бы просто образовывалась большая зона окисления или медь бы просто выносилась из системы. В случае Чили, где в условиях Атакамы очень небольшое количество осадков (это самое сухое место на Земле считается), из этой воды тут же отлагается медь в сульфидном состоянии, но в форме несколько других химических сульфидов, там валентность меняется. И из-за того, что в Андах происходят на границе с Тихим океаном там  условия субдукции, сильное вздымание, то в этих зонах происходит обогащение, и эти зоны обогащения формируются достаточно мощно. Содержания там могут быть и три, и четыре процента. И вот эти специфические условия горообразования на границе с океаном приводят к тому, что и так изначально сравнительно богатые месторождения — порфиры там 0,6-1%. Если брать среднее по миру, то среднее по миру для порфировых месторождений – это 0,35% в первичных рудах. Но в условиях Чили уже сами по себе порфировые месторождения были достаточно богаты, примерно в два раза выше содержания имели, чем в остальном мире. И вот в них образуются зоны вторичного сульфидного обогащения. За счет них, собственно, и получаются более высокие содержания. Геологически это называется гипергенный процесс – то, что наложено на уже сформированные месторождения. И вот там формируются эти зоны. Хотя, скажем, если мы опять же, на эту карту посмотрим на Центральное Чили, это более молодые месторождения, которые 5-10 млн лет назад сформировались. Они уже не имеют вот этих зон вторичного обогащения, которые много миллионов лет формировались.

— Не успели просто, да?

— Не успели, да. Но эти месторождения формировались 5-10 млн лет назад, и первичные руды сами по себе достаточно богаты. Присутствие также в них молибдена и золота –  этих дополнительных компонентов – делает их отработку рентабельной. Но, соответственно, конкурировать по чисто геологическим причинам всему остальному миру, где есть порфировые месторождения, гораздо сложнее.

Примерно похожая обстановка – Индонезия и Папуа-Новая Гвинея. Но там другой климат, влажно, и размеры не те – острова, слишком много воды вокруг. Что-то находится под океаном на данный момент.

— Просто вынесло обратно в океан?

— Нет, они просто не вышли на поверхность. Например, на Филиппинах много месторождений существует, золото там является значительным попутным продуктом, но там почему-то не образовалось гигантов – вот только, видите, один показан. А остальные не «доросли» по размерам, хотя Филиппины являются значительным производителем меди, но из более мелких объектов.

— Ясно. Давайте дальше.

 

Сейчас я бы хотел рассказать про алмазы достаточно кратко.

Слайд19

На данный момент этот слайд показывает распределение алмазов в кимберлитовых и лампроитовых трубках. То есть такой специфический магматизм, который имеет глубинное происхождение. Вот  этот слайд показывает, где они добываются на данный момент. Надо сказать, что таких кимберлитовых трубок гораздо больше, чем тех из них, которые являются алмазоносными, из которых производится добыча. Только небольшой процент этих трубок является алмазоносным, соответственно, алмазоносность имеется в виду в промышленном значении, которую рентабельно отрабатывать. В основном, это Африка, в основном, то, что называется «подсахарская» Африка или «субсахарская» Африка. Это Австралия, там трубка Argyle с точки зрения количества каратов – и это, кстати, не кимберлитовое, это лампроитовое, добывают наибольшее количество каратов из трубки Argyle – самая большая добыча из одного месторождения в мире. Однако алмазы там во многом имеют небольшие размеры. Кроме того, там много из них прокрашенных – которые имеют розовый или, как они называют, коньячный цвет. Поэтому, скажем, их ювелирное значение не так велико, как, скажем, алмазы Сибири. Считается, что алмазы, которые добываются в Сибири, они с точки зрения ювелирного качества являются наилучшими. На данный момент почти монополия существует, 95%-ная монополия, за исключением Анабара, который указан. Остальные алмазы добывает АЛРОСА, это в Якутии. Но также недавно началась добыча на алмазоносных трубках в Архангельской области, там участвует, в основном, компания «ЛУКОЙЛ», которая это производит. И северная Канада. Очень интересная сама по себе история открытия этих алмазов. Они были найдены в 90-е годы. Отрабатывала их компания ВНР, которая на данный момент вышла из добычи алмазов, она продала свой бизнес. Ну, а рядом  участвует Rio Tinto. В Argyle, кстати, также участвует Rio Tinto. Вот, видите, это достаточно компактные регионы, где производится добыча алмазов. Добывают их разные компании, но раньше они, особенно в 90-е годы, в 80-е годы, сырье алмазов скупалось ЦСО (СSO), которая контролировалась De Beers, и потом уже De Beers поддерживала конъюнктуру монопольную мировую и перевозила их в центры обработки — в основном, в Индии, хотя это и в Бельгии также делалось. Ну и на Ближнем Востоке, в Израиле, в частности, достаточно много алмазов гранилось.

Почему такое неравномерное распределение алмазов? Дело в том, что область стабильности алмаза, считается, находится глубже, чем 100 километров под поверхностью земли. Если алмаз оказывается выше, то он просто преобразуется в другую свою форму – графит. Я имею в виду, углерод преобразуется в другую форму – графит. И поле стабильности по давлению – температуре для алмазов — оно вот такое. При этом, что интересно, когда продатировали большую часть алмазов, оказалось что трубки, в которых они сидят, они имеют самый разнообразный возраст. Они могли сформироваться и 100 миллионов лет назад и 300 миллионов лет назад. Это такие вулканы типа тех, что на данный момент в восточной части Африки действуют. Но магма достаточно быстро с большой глубины проникает к поверхности и выносит алмазы, которые не успевают преобразоваться химически и физически в другую форму. И как раз вот этот магматизм доставляет их к поверхности. И хотя сам магматизм может быть гораздо более молодой, скажем, в Южной Африке продатированы случаи 90 миллионов лет назад формировались, то есть еще когда динозавры были. Но сами алмазы имеют (когда в них датировали включения путем детальных методов), они формировались довольно давно – миллиард сто миллионов лет назад, три миллиарда лет назад. То есть сами алмазы сформированы давно, а более молодым магматизмом они выносятся на поверхность и происходит это, в основном, в пределах так называемых кратонов – то, что геологи называют кратонами, то есть, где существует достаточно стабильная континентальная кора, в пределах которой горообразовательных процессов не происходило, по крайней мере, с периода 800-700 миллионов лет назад. И вот именно под такими кратонами сохранились условия, где даже древние алмазы существовали достаточно длительное время, пока не были вынесены на поверхность. Строго говоря, их формирование к тем породам, в которых они находятся, не имеет никакого отношения. Кимберлиты, собственно, это как лифты, которые доставляли к поверхности эти минералы.

Про производство я уже сказал. С точки зрения потребления, так как алмазы в основном имеют ювелирное применение, в основном, в силу того, что наибольшее количество богатейших людей – в США. Алмазы, которые, скажем, используются в технике, в частности, алмазное бурение так называемое, то есть это тонковкрапленные алмазы в твердосплавных материалах, эти алмазы — синтетические. В данный момент их дешевле создавать, чем добывать эти мелкие алмазы из других источников. В частности, в Северном Казахстане существует месторождение алмазов Кумдыкуль, там очень мелкие алмазы. Там очень много алмазов, но все они очень мелкие, они могут иметь только техническое применение. Такие алмазы дешевле на данный момент создать синтетическим образом, нежели чем добывать из природных источников. Попытки создать крупные алмазы синтетическим образом, естественно, были. Но, насколько я знаком с литературой, по крайней мере, в массовых количествах этого сделать не удалось. Поэтому на данный момент существует вот такое разделение: технические алмазы все синтетические, в основном, а крупные алмазы ювелирного применения добываются из природных объектов. Про алмазы все.

— У меня знаете какой вопрос про алмазы: Вы говорите, что они формировались в кратонах, где горообразовательных процессов не было в течение длительного, очень длительного периода времени. А как же там все-таки вулканизм возник, который более поздний? Откуда он взялся в таких стабильных системах?

— Я совершенно сознательно не показывал геологию на этом слайде, а показал, как распределяется чисто по странам и континентам. Но если вы посмотрите – это старый, хрестоматийный опыт – на конфигурацию побережья Африки и Южной Америки, то увидите, что они совпадают. Между ними находится южная часть Атлантического океана. Оба эти континента, как и все остальные, были частью той Пангеи, о которой я уже упоминал, которая начала распадаться 180 миллионов лет назад. И поначалу формировались так называемые рифтовые системы. Что такое рифтовая система: это, скажем, озера в Восточной Африке, это озеро Байкал, например, если касаться бывшего СССР. И начальная стадия распада континентов начинается с этих рифтов. То есть там происходит опускание, накопление большого количества осадков. Потом, если это заходит дальше, то происходит раскол и формируется новый океан. Вот как раз на стадии, когда начинает формироваться этот новый океан, значительный магматизм происходит. Он, естественно, проникает по благоприятным зонам — по разломным зонам – или в области неоднородности, прилегающей к континентальным корам. Даже влияет так называемая субконтинентальная литосфера – это глубины свыше 70 до 100 километров. Тогда-то эти алмазы захватываются в эти расплавы и выносятся на поверхность – то есть на момент раскрытия океанов,  когда они еще, скажем так, в начальной стадии раскрытия находятся. Если касаться, скажем, Южной Африки, то это наиболее хорошо изученный процесс.

— А для Якутии, для Канады – это тоже формирование рифтов?

— В Канаде, насколько я знаю, около 100 миллионов лет назад, это можно связывать с раскрытием Северного Ледовитого океана. В Якутии там тоже есть около такого возраста – около, ну, скажем так, мезозойского. Но большая часть алмазов там относится, к, примерно (кимберлитовых трубок, я имею в виду) 320 миллионам лет, так же, как, где-то, и Архангельск. Но там известны эти рифтовые процессы, которые не привели к полному расколу. Но весь северо-восток и восток России на тот момент (то, что сейчас является Россией) – это было пространство океаническое. Поэтому тут тоже на тот момент было на периферии формирующегося океана.

— То есть канадские кимберлиты и российские – это один и тот же процесс?

— Северная часть якутской провинции, насколько я знаю, по возрасту близка к канадской. То есть самый север они мезозойские, по-моему. Их можно связывать с раскрытием Северного Ледовитого океана. А вот все остальное – Мир, Интернациональная – это более древнее. Носители – я имею в виду носители, не сами алмазы.

— Да, да, да. Понятно. А вот Вы еще сказали, что в Австралии другой тип формирования алмазоносных пород…

— Это близкие породы, но они, ну, скажем так, менее ультраосновные. Магматические породы по количеству кремнезема – SiO2 – делятся от ультраосновных до кислых. Практически, большинство алмазоносных трубок – это кимберлиты, то есть это ультраосновные породы, а лампроиты – это уже ближе к основным. Ну то есть близкие, из одной серии, но отличающиеся. И, если брать, допустим, Канаду, Архангельск, Якутию, Южную Америку, в основном, это в областях распространения наиболее толстой литосферы архейского возраста. А в Австралии это протерозой. То есть более молодые (ну, относительно более молодые, все равно это более миллиарда лет, но более молодые), чем в других областях. И этим они отличаются. Попытки найти лампроиты в других частях земли производились, они производились в 1980-х годов, их нашли в России, Китае и в других странах, но они не были алмазоносными, по крайней мере, в таком количестве, как в Австралии.

— Ну и последний вопрос – про предсказания. Вот, если брать, опять же, формирование рифтов – будущих вот этих океанов, то где же можно ожидать – в перспективе ближайших нескольких миллионов лет – формирования алмазных месторождений.

— Ну… (смеется) Наверное, Восточная Африка, я бы так сказал.

— Ага, ясно.

— Но это в течение «ближайших миллионов лет» не произойдет.

То есть это более долгий процесс? Или нет?

— Гораздо. Там… дело в том, что Восточная Африка – там уже достаточно много чего произошло. А то, что касается севера Восточной Африки, то там просто субстрат более молодой по возрасту. Поэтому магматизм-то там и сейчас происходит, но там уже алмазов нет, насколько я знаю. Уже перешли в другое состояние.

— Все ясно. Ясно, тогда все.

 

* Первая лекция о геологии и геологоразведке в бывшем СССР и в мире с 1970-х гг по настоящее время опубликована здесь.

 

facebooktwittergoogle_plusredditpinterestlinkedinmailby feather
Рейтинг: 0

Автор публикации

не в сети 1 день

Irina Dorokhova

11
Комментарии: 0Публикации: 275Регистрация: 26-02-2016